Начало истории

Автор: Франк Тонике

Все началось 29 февраля 2004 года. В этот день проходила игра немецкой хоккейной лиги между Huskies (Кассель) и Lions (Франкфурт). Я находился, как обычный зритель, на крытом катке Касселя.

Среди зрителей был один авторитетный гость – руководитель спортивной редакции  телеканала hr (Hessische Rundfunk)  Юрген Эмиг, прибывший в Кассель посмотреть игру вместе со своей женой Атлантой Киллингер.

Это бросилось в глаза, потому что в Касселе и Северном Гессене считается, что редакция телеканала hr, находящаяся во Франкфурте (южный Гессен), достаточно мало внимания уделяет спорту в северном Гессене. В ложе прессы в крытом катке также обсуждается вопрос: что делает господин Эмиг и его супруга в Касселе?

В перерывах между таймами хоккейного матча организаторы развлекали публику. Зрители получили возможность, забивая шайбы, выиграть в «Гессенской лотерее». Таким образом, предприниматели делали рекламу своей системы спортивных ставок Oddset. Это не выглядело подозрительным. Однако, позднее, когда я просматривал репортаж об игре по гессенскому телевидению, я был изумлен. Из 5 минут сюжета, 50 секунд были посвящены розыгрышу гессенского лото. Еще больше скрытой рекламы, пожалуй, быть не может. Прежде всего, возник вопрос: Как мог руководитель спортивной редакции Эмиг дать на это согласие?

Я знал, что жена Эмига Атланта Киллингер владела агентством, занимавшимся спортивными мероприятиями и рекламными компаниями для предприятий. Хватило только одного взгляда на интернет-страницу фирмы Киллингер, понять чтобы, что гессенская лотерея является клиентом фирмы. На лицо конфликт интересов супругов Эмиг-Киллингер: с одной стороны – он – шеф спортивной редакции общественно-правового канала, который несет ответственность за репортажи, с другой стороны – его жена, которая представляет в этих передачах интересы своих клиентов.

В вот что еще настораживало: интервью игроков «Huskies» телеканалу hr всё время проходило на фоне рекламного щита, на котором видны логотипы различных фирм, в том числе «Гессенского лото» и фирмы «Mainova» (энергетической компании Франкфурта). Эти две фирмы не являются спонсорами команды «Huskies» и никогда ничего не делали для развития хоккея Касселя. Почему их показывают по телевидению?

Я снова я нахожу ответы на странице фирмы Киллингер. Все предприниматели, логотипы которых можно увидеть на телеканале hr, являлись клиентами Атланты Киллингер, супруги Эмига.

Мы написали об этом сюжет – это вызвало лавину. Давали о себе знать спортсмены, деятели и президенты объединений, которые рассказывали невероятные истории: в конце концов, все сводилось к следующему: кто хотел постоянно появляться в репортажах Эмига, должны были платить. Были затронуты такие виды спорта, как гребля, верховая езда, танцы, а также гандбол. Гандболисты северогессенского Мельзунгена даже однажды собирали деньги для того, чтобы быть показанными на общественно-правовом телевидении.

Первым информатором, с которым я разговаривал, был менеджер бывшего чемпиона мира по гребле Марселя Хакера. Нашей встрече поспособствовало, так сказать, региональное соседство. Забавно, но Хакер был членом женского гребного клуба Касселя. Его менеджер явно имел особый опыт «работы» с господином Эмигом и госпожой Киллингер. Причиной было то, что генеральным спонсором Хакера была консалтинговая группа «Bearing-Point». Эта фирма также принадлежала к числу клиентов агентства Киллингер. Киллингер хотела получить заказ на рекламно-информационную деятельность для Хакера, но он отказался. Его менеджер удивлялся, почему впоследствии чемпион мира по гребле так редко появлялся на hr – «домашнем телеканале». Начали подсчитывать и выяснилось, что, действительно, телевидение Баварии и MDR рассказывают о Хакере больше, чем телеканал, где спортивной редакцией руководит Эмиг.

После моей статьи об этих новых фактах, дают о себе знать другие гребцы – приблизительно все франкфуртское гребное общество «Germania». Они также рассказали о некоторых странностях в совместной работе дуэта Эмиг и Киллингер: сначала Эмиг согласился показать регату по телевидению, затем появилась его супруга, желающая перенять рекламно-информационную деятельность общества и регаты. Она получила отказ и по телевидению ничего не показали.

Впоследствии дали о себе знать и коллеги-журналисты, которые уже долгое время занимались расследованием дела Эмига, но, в основном, безуспешно. Они назвали следующих информаторов. Так образовался длинный список из президентов обществ, владельцев рекламных агентств, а также спортивных деятелей. Кроме того, я приложил все усилия, чтобы принять участие в заседании совета телекомпании hr, на котором рассматривалось дело Эмига. Дальнейшее расследование выявило контакт Эмига с Гаральдом Фрамом, являвшимся на тот момент президентом немецкого общества спортивных танцев. Фрам был владельцем рекламного агентства и сотрудничал с агентством Киллингер. Через агентства должны были проходить оплаты за предоставление камер и прочей съёмочной аппаратуры, несмотря на то, что передачу вёл общественно-правовой канал. Как пример, информаторы передали мне один счет на 6000 марок, по которому в 1999 году были оплачены вышеописанные услуги на гандбольной игре между «Melsungen» и «Lemgo».

Во время предварительного заключения Эмиг и Фрам обменивались обвинениями. Телеканал hr, после увольнения Эмига, потребовал через гражданский суд от бывшего шефа спортивной редакции выплаты 1 миллиона евро. В такую сумму телеканал оценил свой ущерб. С уголовно-правовой точки зрения, прокуратура Франкфурта выдвинула обвинение в мошенничестве и сокрытии имущества от обложения налогом. Причиной этому стало прикарманивание Эмигом 400 000 евро.