Хронология событий с 2006 по 2012 годы

Федеральная земля Рейнланд-Пфальц с населением около 4 миллионов человек является одной из малых федеральных земель Германии. Считается, что жизнь там немного спокойнее, что должно быть связано с тем, что наибольший город земли – Майнц – с населением 200 тысяч человек, одновременно являющийся столицей земли, не относится к группе больших метрополий Германии. И, несмотря на то, что там расположены Второе германское телевидение (ZDF), часть юго-западной телерадиокомпании (SWR), университет Йоханнеса Гутенберга и католическое епископство Майнц.

Жители земли Рейнланд-Пфальц больше ценят осёдлость, чем политические эксперименты, что и отражается в партийном ландшафте. После долгих десятилетий в руках ХДС (многолетнего Министра-президента звали Гельмут Коль, позднее ставшего федеральным канцлером) в 1991 году произошли политические перемены. С того момента тон задает СДПГ. Курт Бек до сих пор (2012 год) является премьер- министром, находящимся у власти дольше, чем какой-либо из премьер-министров в Германии. Именно поэтому его называют «Король Курт».

Властитель, правящий, опираясь на абсолютное большинство голосов избирателей, быстро теряет почву под ногами. Именно это произошло в 2006 году, когда СДПГ выиграли абсолютное большинство голосов, отчего «Король Курт», а также некоторые министры из его окружения, полностью потеряли связь со своими «подданными». По меньшей мере, так было с жителями города Кобленц (население примерно 100 тысяч), являющемся цитаделью судопроизводства Рейнланд-Пфальц: там работают суды первой и второй инстанций, суд по трудовым делам, социальный суд, административный суд, высший административный суд земли, генеральная прокуратура, а также конституционный суд земли. Там же располагается и Верховный суд земли, о котором пойдет речь. История началась в 2006 году:

Март 2006

На выборах в парламент земли Курту Беку, за счет коалиции с РДП, повторно удается немного увеличить результаты выборов для СДПГ до 45,8 процентов голосов. ХДС повержена с 32,8 процентами. Так как партия «Зеленых» с 4,6 процентами голосов не попадает в парламент, а «Левые» не играют никакой роли, Курт Бек получает возможность править единолично. Однако, без прежнего министра юстиции, назначенного от РДП.

Таким образом, «Король Курт» начинает поиск подходящего приемника для юридического ведомства из собственных рядов. Он хочет вдохнуть современное мышление в это юридическое ведомство, говоря от лица СДПГ, всегда придерживавшегося консервативных христианских взглядов.

С этой целью Курт Бек лично звонит Хайнц Георгу Бамбергеру. Он, возглавляющий Верховный суд Кобленца, может сейчас, после телефонного разговора, добавить к своей сказочной карьере юриста ещё и корону министра юстиции Рейнланд-Пфальц. «Его вступление в СДПГ было так давно, что он не может точно вспомнить», так он, смеясь, говорит в интервью, которое газета « Rhein-Zeitung» публикует 1 апреля с заголовком «Увенчание карьеры одного судьи».

13.05.2006

Формирование правительства земли идет быстро и Урсула Самари, главный репортер «Rhein-Zeitung», описывает будущего министра юстиции Хайнца Георга Бамбергера, как «Главу кабинета со стороны»: «Предшественник Герберт Мертин (РДП) уважал лояльность Бамбергера. И Бамбергер подчеркивает, что он полностью поддерживал либеральную судебную политику Мертина, чтобы защищать основное право от периодически свирепствующего в политике и на улицах слепого акционизма», пишет Урсула Самари за 5 дней до решающих выборов министра в парламент Майнца.

November 2006

Уже полгода вакансия на бывшую должность министра юстиции – президента Верховного суда Кобленца – остаётся открытой.

В ходе одной жаркой парламентской дискуссии становится понятно, что Бамбергеру не удастся назначить приемником нужного ему кандидата: близкого СДПГ президента суда земли города Трир Вольфганга Кремера.

После ремонта залов заседаний его суда, по договоренности с коллегами судьями и сотрудниками суда, он распорядился не размещать распятия – символ христианских верующих и системы западноевропейских ценностей. Так же, как в 1995 году федеральным конституционным судом было принято «решение о распятиях», в котором говорится, что государство не имеет права в общественных учреждениях указывать на мировоззренческие и (или) религиозные позиции.

В католическом Рейнланд-Пфальц, особенно в епископском городе Трире поднимается буря негодования, которая переносится епископом Марксом и некоторыми «христианскими» демократами-депутатами в парламент земли. Теперь здесь активно ведется дискуссия, является ли это в скором времени закатом Западной Европы, как этого опасаются депутаты ХДС.

В ходе жарких дебатов вокруг решения президента триерского земельного суда, ссылающегося на то, что залы заседаний других судов также более не украшаются распятием, становится ясно, что Кремер, как президент Верховного суда не приемлем. Постольку поскольку президент Верховного суда является одновременно и членом конституционного суда земли Рейнланд-Пфальц. Однако, для ратификации этого назначения необходимо 2/3 голосов парламента. А СДПГ обладает только абсолютным большинством. Бамбергер вынужден продолжить поиск кандидата.

Februar 2007

Спустя почти год после выборов в парламент земли вопрос остается нерешённым. Бамбергу скоро становится ясно, что резерв топ-юристов из СДПГ и близких им по взглядам в маленькой земле ограничен. Он видит дилемму по отношению:

  • Его нового кандидата зовут Ральф Бартц. Он президент суда земли, рассматривающего споры по вопросам социального обеспечения. В ведающем назначением судей совете – разновидности судейской коллегии – «будущие» коллеги отклоняют его кандидатуру: Бартц является узкоспециализированным юристом и не обладает нужными знаниям, необходимыми для работы в Верховном суде

Вместо этого, коллегия предпочла бы видеть в роли президента Верховного суда Ганса-Йозефа Граефена, который также подавал заявку на эту должность. На данный момент Граефен является Президентом земельного суда Кобленца, имеет наилучшие отзывы и ценится как топ-юрист. Недостаток с точки зрения министра юстиции: Граефен близок ХДС.

Эта патовая ситуация находит отражение и в комитете, состоящем из министров юстиции земель и лиц, назначенных бундестагом, занимающемся подбором кандидатов на высшие судейские должности. Этот комитет выполняет те же функции, что и большинство голосов в Парламенте плюс три политически независимых юриста: 2 профессиональных судьи и внештатный адвокат.

На первом заседании

  • Бамбергер не может провести своего кандидата, близкого к СДПГ Ральфа Бартца, с 5 голосами СДПГ против 11 остальных голосов
  • ХДС возражает
  • Точно также оба судьи и независимый адвокат настаивают на профессиональной квалификации кандидата, а не только лояльности в отношении одной партии, конкретно ориентируясь на решение совета при президенте Верховного суда.

Через несколько дней на втором заседании дело идет на лад: Бартц избран или, по крайней мере, признаётся избранным. Основание: оба независимых представителя юстиции, оба судьи воздерживаются от голосования. Таким образом, СДПГ проводит своего кандидата с 5 голосами против 4.

Март 2007

Бамбергеру не удается порадоваться успеху на выборах. Оба судьи, которые воздержались от голосования, подают иск против нарушения служебной тайны. Они возмущены тем, что стало известно о том, что избрание Бартца стало возможным благодаря воздержанию от голосования обоих судей.

Теперь стали известны следующие детали: статс-секретарь Бамбергера Беате Райх перед вторым голосование встречалась за закрытыми дверьми с представителями комитета, занимающегося подбором кандидатов на высшие судейские должности, о чем сообщает газета «Rhein-Zeitung»: Загадка встречи перед выборами Бартца. Министр конфиденциально информирует комиссию.

Независимо от этого в суд обращается проигравший кандидат Ганс-Йозеф Граефен, уверенный в поддержке многих своих коллег. Только проигравший кандидат может теперь подать иск в административный суд против процедуры ведения и результатов выборов.

26.04.2007

Судья административного суда не удовлетворяет требование проигравшего Ганса-Йозефа Граефена. Граефен хочет, чтобы воздержание от голосования в комиссии оценивалось как голоса «против». Напротив, судья АС считает порядок проведения выборов справедливым. Поэтому Бартц выбран на должность президента Верховного суда правильно и министр юстиции Бамбергер достиг своей цели и на этом этапе.

Граефен (на фото Томаса Фрайя) направляет в Высший административный суд Кобленца жалобу против этого решения. И заявляет, что дойдёт до федерально-конституционного суда в Карлсруе, который ранее вынес решение о том, что действующий в Германии основной закон о так называемой стабильности государственной службы может иметь исключения в совокупности норм, регулирующих правовое положение государственных служащих.

«Стабильность госслужбы» подразумевает: если кто-либо был официально выбран на государственную службу, то есть уже вступил в должность, даже если процесс выборов был неправомерным, то процесс сохранения «стабильности госслужбы» имеет большее значение, чем устранение неправомерности. Проигравший конкурент не имеет права впоследствии брать под сомнение это действие в виде так называемого иска конкурента или при помощи суда аннулировать это решение.

22 июня 2007, пятница

Однако: федеральный административный суд в Лейпциге, а также судьи федерального конституционного суда в Карлсруэ, наивысшего суда Германии, ещё до этого прецедента единодушно постановили, что тогда (и только тогда), когда права конкурирующего кандидата существенно нарушаются, этот правовой принцип (типичный для Германии) действовать не должен. Следовательно, быстро назначенный на должность кандидат при известных условиях должен освободить свой пост.

Молниеносное назначение Бармберегером Бартца президентом верховного суда.

Этот день войдет в историю этой истории. Цепочка дальнейших решений и их последствий становятся причиной следующих событий:

  • В 12 часов 24 минуты высший административный суд земли передает по факсу свое решение на 29 страницах в Министерство юстиции в Майнце. Решение судьи высшего административного суда земли также поддерживает решение предыдущей инстанции- административного суда: Бартц избран законно.
  • несколькими минутами спустя, президент земельного суда по социальным вопросам Ральф Бартц, приехавший на работу при полном параде, спешит в Министерство юстиции к Гансу-Георгу Бамбергеру, как сообщит позднее газета «Rhein-Zeitung».
  • Бамбергер официально вручает ему уже давно подготовленное постановление об избрании Президентом верховного суда Кобленца.
  • Хватает времени и на бокал шампанского по такому торжественному поводу, хотя уже в 12 часов 45 минут, то есть спустя лишь 21 минуту после того, как факс начал печатать 29-страничное заключение, министр юстиции Бамбергер сознательно и пунктуально является на следующую деловую встречу.

Позднее Граефен реконструирует, что всё это должно было произойти в течении 6 минут, с учетом того, как долго печатал факс и сколько времени нужно человеку, чтобы прочитать 29 страниц.

Все равно как: с быстрым назначением Бамбергер фактически справился.

Годы спустя высшие административные судьи Германии оценят обстоятельства этого дела: «Министр юстиции, ко времени назначения на должность третьего лица (имеется в виду Бартц) 22 июня 2007 года, должен был осознавать, что он не имеет права проводить это назначение». Так как этим назначением Министр юстиции «лишил истца (Граефена) возможности обратившись в федеральный конституционный суд помешать этому назначению. Он пренебрёг обязательством выждать определённое время, предписанное в статье 19 абзац 4 пункт 1, а также в статье 33 абзац 2 основного закона ФРГ». А также « Министр юстиции не может ссылаться на то, что он не знал об этом решении, поскольку истец заблаговременно сообщил об обжаловании назначения в федеральном административном суде», такие нотации судьи зачитали рейнланд-пфальцскому министру юстиции. Но произошло это лишь три с половиной года спустя (см. 4 ноября 2010).

А сначала Бартц и Бамбергер добились своего.

Уже в понедельник Бартц въехал в новый служебный кабинет на своем новом поле деятельности: в качестве (временно или мнимо) законно назначенного президента верховного суда Кобленца.

Президент земельного суда Ганс-Йозеф Граефен, для которого речь идет не только о его несостоявшемся развитии карьеры, но и о принципиальных вопросах, может ли и насколько политическая система

  • управляет независимой юстицией
  • может в конкурсе между лучшими специалистами лишить одного из кандидатов его основных прав и дать мотив для отклонения кандидатуры?

С этими вопросами Граефен, как сообщалось ранее, обращается в федеральный конституционный суд в Карлсруэ (так называемое ускоренное рассмотрение случая нарушения прав).

01.10.2007

Германские защитники конституции констатируют конституционное нарушение.

В этот день Бармбергер официально отклоняет направленный Граефеном в министерство юстиции протест против назначения его коллеги, как «недопустимый».

В то же самое время становится известно решение конституционного суда Карлсруэ, который заседал 24 сентября. В противоположность судье из Кобленца, судья из Карлсруэ не направляет факс с решением непосредственно тому, кто может извлечь из этого выгоду. Решение приходит обычным почтовым путем. Результат:

  • Судьи конституционного суда не принимают жалобу Граефена конституционному суду о нарушении его прав к рассмотрению – они передают дело по правильному правовому пути – в административный суд.
  • одновременно с этим они делают нечто необычное. Они дополняют свой собственный текст решения, который обычно состоит из нескольких предложений, помещающихся на половине листа, в целом на две страницы. Поскольку юридический язык зачастую возвышенно-сдержанный, а иногда также полон учтивых оговорок и дополнений, мы дополнительно переведем следующие предложения из решения на понятный неюридический язык. Ниже- самые важные высказывания объявленного решения:
    • Решение было определенно противоречащее Конституции
    • Именно это сделал Министр юстиции: пошёл на нарушение Конституции
    • Граефеном выдвинуты содержательные аргументы того, что он является, в сущности, лучшим кандидатом на пост, о котором идет речь. Дело снова должно быть рассмотрено в суде, а высказывания и аргументы – проверены.
    • И как перспектива нового слушания в административном суде: после установления антиконституционности назначения, изначально нельзя исключать изменения прежнего решения административного суда.

То, на что хотели обратить внимание своих коллег из Кобленца судьи из Карлсруэ это:

  • Действие определенно является нарушением конституции (и мы, конституционные судьи, выражаем по этому поводу наше негодование)
  • Возобновляй процесс! Самое позднее, при рассмотрении твоего иска в федеральном административном суде ты выиграешь процесс, так как
    • Ты, совершенно очевидно, лучший кандидат

Oktober 2007

В юридической комиссии парламента Майнца назревает конфликт – ХДС вносит предложение провести чрезвычайное заседание. Обвинение в том, что министр юстиции совершил нарушение конституции, СДПГ называет «гнусным», а чрезвычайное заседание – излишним.

На последовавшем заседании парламента СДПГ обновляет свою аргументацию: Лишь после назначения Бартца конституционный суд неожиданно изменил свое судопроизводство по этому делу.

Следует взаимный обмен критикой, однако абсолютное большинство – это абсолютное большинство, и СДПГ чувствует себя в безопасности.

Поскольку Бамбергер уже дважды отклонил протесты Граефена, как «недопустимые», Граефен, после решения конституционных судей Карлсруэ, дает возможность министру юстиции еще раз обдумать свое решение.

Бамбергер этой возможностью не пользуется.

November 2007

Вместо этого Бамбергер 5 числа месяца торжественно и официально вводит Ральфа Бартца в должность нового президента верховного суда, и делает это не взирая ни на какую критику. Присутствующие видные политические и юридические деятели ведут себя подчеркнуто учтиво. Только генеральный прокурор Норберт Вайзе говорит открытым текстом. Он может себе это позволить – в середине следующего года он уходит на пенсию.

Не называя имен, Вайзе говорит о том, о чем многие думают: что некоторые процессы здесь «прошли слишком быстро», а также о комитете судей: «при таком его составе, очевидно, что на многие процессы можно повлиять» и, что «на важные посты могут быть определены высокопоставленные лица, выгодные партии».

04.01.2008

Председатель парламента Йоахим Мертенс нервничает из-за откровенных слов генерального прокурора. При комфортабельном абсолютном большинстве он также является членом СДПГ. «Мертенс хочет ввести запрет на определённые мысли?» – заголовок в газете «Rhein-Zeitung»: «Выговор председателя парламента генеральному прокурору способствует развязке в парламенте – оппозиция рассержена – теперь «совет старейшин» должен рассмотреть это дело».

2008 und 2009

Следующие два года запомнились новыми исками Граефена в различных инстанциях конституционных судов Райланд-Пфальц.

В первой инстанции, административном суде, 15 июля 2008 года Граефен снова терпит неудачу. Судья Кобленца полагает, что решение Бамбергера не подлежит оспариванию. Как судья Кобленца поддерживает министра юстиции, пишет главный репортер газеты «Rhein-Zeitung» Урсула Самари и детально останавливается на мотивах административного судьи.

Год спустя, процесс перемещается в верховный административный суд Кобленца. Дело рассматривают, как ни странно, именно те судьи, который в 2007 году по-быстрому переслали свое решение по факсу министру юстиции. Граефен имеет основание полагать, что эти судьи могут быть пристрастными и отклоняет их.

Таким образом, судьи, (естественно) не признающие себя пристрастными, начинают слушание в высшем административном суде Кобленца только 30 января 2009 года. Среди слушателей находится много судей других судебных инстанций – процесс уже давно привлёк внимание в судейских кругах. Судьи высшего административного суда дают согласие на открытую проверку всех поданных Граефеном 16 ходатайств о допущении доказательств. Однако все идет иначе. После совещательного перерыва обсуждение и слушание дела прекращается. После этого перерыва судьи, не долго думая, объявляют весь процесс «недопустимым».

Молниеносное решение по молниеносному назначению – пишет Урсула Самари в газете «Rhein-Zeitung». Снова полное прикрытие для местного министра юстиции. Благодаря «своим» судьям, он чувствует себя уверенно и работает дальше над реализацией своих планов, как пишет газета «Rhein-Zeitung»: Как Бамбергер выворачивает юстицию наизнанку: «Для членов СДПГ снова крутится карусель назначений в министерствах и судах».

04.11.2010

Между тем Граефен, следуя неприкрытым рекомендациям коллег из Карлсруэ, готовит новый иск в высшую инстанцию – федеральный административный суд в Лейпциге.

Последняя инстанция выносит справедливое решение: федеральный административный суд.

Лишь три года спустя после вынесения первых двух решений административного суда в Кобленце, а также «решения» конституционного судьи Карлсруэ заседают судьи верховного конституционного суда Германии. На это судебное заседание Граефена сопровождают многие действующие судьи и судьи, вышедшие в отставку. Поскольку было ясно, что Граефен не мог выиграть в местных конституционных судах, поскольку судьи принимали «выгодное правительству земли решение», все с нетерпением ждут окончательного решения. Зал заседаний федерального административного суда еще никогда не был таким полным.

Судебный представитель земли Рейнланд-Пфальц преподносит к началу дружескую просьбу «Высокому суду»: Хотелось бы ограничиться решением о строгом выговоре! В таком случае действующий президент верховного суда также может остаться в своей должности.

«Мы хотим не просто зарядить оружие, но и выстрелить», холодно отвечает судья федерального административного суда: ввиду вопиющего правонарушения «реакция должна быть острой, как меч»,- цитирует слушание дела газета «Rhein-Zeitung» («Над Бамбергером сгущаются тучи»). Даже высшие административные судьи не допустят такого рода вопиющее нарушение права и закона, особенно со стороны министра юстиции.

Соответственно судебное решение звучит так:

  1. Назначение Бартца президентом верховного суда Кобленца отменить. Конкретно: должно быть аннулировано.
  2. На эту должность должен быть объявлен новый конкурс.
  3. Решения всех предыдущих административных инстанций отменить.
  4. Стоимость процессов всех судебных инстанций несет земля Рейнланд-Пфальц.

В 26-страничном заключении (Az: BVerwG 2C 16.09 / OVG 10 A 10805/08) судьи детально описывают многочисленные правовые и конституционные нарушения.

Бамбергер, которому дали громкую оплеуху, находится в этот момент на конференции министров юстиции в Берлине. Он поражён, узнав решение, ведь он – член СДПГ – был настолько уверен в себе, что ему и в голову не приходило рассматривать возможность появления последствий нарушения конституции.

«Король Карл» находит это решение также очень неприятным – немногим больше 4 месяцев осталось до новых выборов в парламент земли. И сохранять министра на должности, которому два высших суда подтвердили нарушение конституции, не так-то просто.

Проще становится благодаря тому, что Бамбергер с этого момента утверждает, что он лично не допустил никакой ошибки, а его поведение – во всяком случае, до этого – было «распространенной административной практикой». И что сейчас эта практика впервые претерпела изменения из-за нового решения федерального административного суда.

Это не соответствует действительности, так как еще в 2003 году суд по похожему случаю вынес решение, что принцип стабильности госслужбы не действует тогда, когда государственный работодатель нарушает права и основное право другого кандидата. Поэтому судьи пишут в своем решении коротко и ясно:

  • «Министру юстиции, ко времени назначения на должность третьего лица (имеется в виду Бартц) 22 июня 2007 года, должно было быть известно, что в тот момент он ещё не имел права проводить это назначение»
  • поскольку, этим назначением министр юстиции «лишил истца (Граефена) возможности обратившись в федеральный конституционный суд воспрепятствовать этому назначению. Он пренебрёг обязательством выждать определённое время, предписанное в статье 19 абзац 4 пункт 1, а также в статье 33 абзац 2 основного закона ФРГ»
  • А также «Министр юстиции не может ссылаться на то, что он не знал об этом решении, поскольку истец заблаговременно сообщил об обжаловании назначения в федеральном административном суде»

Бамбергеру нужно было, если он действительно не мог сам оценить правовую ситуацию, осведомиться у компетентных служащих своего министерства.

Позднее

Оппозиция парламента, состоящая из ХДС и РДП, видит мало возможностей извлечь выгоду из этого преимущества. Возможность «министерского иска» также мало ей поможет. Хотя необходимо было бы всего 30 голосов парламентариев, чтобы начать процесс. Однако, для голосования по окончательному обвинению опять необходимы две трети голосов. Тем временем СДПГ, с непосредственным большинством, все еще крепко сидит в парламентских креслах, несмотря на то, что избиратели уже давно негодуют по поводу самоуправства правящего большинства социал-демократов.

Газета «Rhein-Zeitung», которая все четыре года описывает эти события, использует возможность провести интервью с Гансом-Йозефом Граефеном. Граефен испытывает «огромную волну признания от юристов и граждан на улицах», констатирует шеф-репортер Урсула Самари. Самари берет интервью также и у министра юстиции Бамбергера.

Против Бамбергера направлено также заявление союза судей Рейнланд-Пфальц. Союз судей состоит из добровольных судей и организован по подобию профсоюза.

То, что Бамбергер не хочет покидать свой пост – это его политическое решение.

«Однако его до этого официально данное обоснование вызывает у многих судей и прокуроров полное непонимание. Особенно неприемлемым многие считают то, что действующий министр, отвечающий за соблюдение прав и закона, не признает собственное нарушение закона.

Заявления министра должны были создать впечатление, будто он, в процессе назначения главы верховного суда земли в Кобленце, действовал исходя из, на тот момент, более не действовавшей судебной практики.» Так говорится в заявлении союза судей, состоящего из 750 членов. Поскольку именно в данном случае «это было не так!»

Точно так же, как судьи настроены по отношению к Бамбергеру, ХДС-оппозиция берет Бамбергера под обстрел. Однако, абсолютное большинство товарищей из СДПГ, которые также воспринимают происходящее, как «Оперетту», стоят стеной – и заявление оппозиции о вынесении правительству вотума недоверия от 17 ноября уходит в пустоту…

В противовес пассивным реакциям правящей партии СДПГ реакции населения накапливаются в газете «Rhein-Zeitung». Еще ни разу газета не получала столько писем читателей и ни разу столько писем не было напечатано: письма читателей, выражающие полное непонимание заносчивого поведения политической власти. Мы публикуем 2 письма из числа множества, которые были напечатаны в газете «Rhein-Zeitung» 25 ноября.

Januar 2011

Политическое обозрение SWR «Zur Sache Rheinland-Pfalz» сообщает 13 мая о встрече в министерстве юстиции между Бамбергером, его статс-секретарем Беатой Райх, а также Гансом-Йозефом Граефеном. Бамбергер делает Граефену предложение: если он отзовет свою кандидатуру на пост президента верховного суда, он пожертвует своим кандидатом, Бартцем, и предложит компромиссную кандидатуру на эту должность.

Газета «Rhein-Zeitung» пишет на следующий день : ХДС: СДПГ желает продать должность президента верховного суда Кобленца как на базаре.

На новом заседании парламента 20 января Бамбергер остается при своих давно известных аргументах. И хотя близятся новые выборы в парламент и созыв парламентской следственной комиссии по причине отсутствия времени не имеет смысла, оппозиционные партии выполняют свою угрозу: 2 февраля они подают первый иск по возбуждению парламентом уголовного преследования против членов правительства. Это не удается, как можно было уже догадаться, на следующем и последнем заседании перед выборами в парламент: по причине абсолютного большинства социал-демократов ХДС и РДП не получают две трети большинства голосов.

27.03.2011

Выборы в парламент март 2011

Выборы в парламент окажутся для «красной партии» катастрофой: СДПГ теряют 10 процентов голосов и оказываются на том же уровне, что и ХДС с 35 процентами избирателей. Впервые в парламент попадает партия «Зеленых»: с 15,4 процентами голосов. Пятью годами ранее они потерпели поражение с 4,6 процентами голосов.

Тремя днями спустя, многие судьи и прокуроры подписывают открытое письмо доктору Хайнцу Георгу Бамбергеру. Тема: «Юридическая афера в Рейнланд-Пфальц». Они пишут и публикуют свое мнение после выборов, «чтобы чётко обозначить, что речь идёт исключительно об интересах системы правосудия».

Суть их мнения:

« Министр юстиции такого облика не в состоянии убедительно представлять в своем лице судебную систему нашей земли, конституционно призванную служить гарантом соблюдения права и закона в отношении населения и органов правосудия. Это наносит вред не только облику юстиции и политической культуры нашей земли, но и подрывает необходимую веру граждан в независимое и служащее исключительно правовой государственности правосудие. А также подрывает авторитет поста министра юстиции, являющегося в нашей земле одновременно и постом министра конституции.

Правовое государство основано на том, что к вердикту высшего суда Германии нужно относиться с уважением. Это относится ко всей исполнительной власти, особенно к министру юстиции и конституции. Таким образом, является несовместимым и представляет собой неуважение к высшему германскому конституционному суду то, что министр Бамбергер предпринимает попытки отгородиться от прямых обвинений, высказанных в решении суда от 4 ноября 2010 года».

Представители юстиции дают понять, что они не могут больше акцептировать дальнейшее пребывание Бамбергера на посту министра юстиции.

Это письмо публикует газета «Rhein-Zeitung» на следующий день на своем интернет портале.

28.04.2011

СДПГ, более не являющаяся единственной правящей партией, решается на коалицию с зелеными. Формирование правительства проходит быстро. Курт Бек между тем замечает политические настроения в земле и не выдвигает кандидатуру Бамбергера на пост министра юстиции. Данную должность должен занять прежний председатель фракции СДПГ в парламенте Йохен Хартлофф. Последний хочет остаться председателем, но как верный солдат, в конце концов, подчиняется желанию партии. Однако подслащает свою новую должность переводом под своё крыло ведомства по защите прав потребителей.

Перед Хартлоффом стоит сложная задача, касающаяся имиджа партии: он, наконец, должен, как предписал верховный административный суд, провести новые выборы на должность президента верховного суда.

После опубликования письменного обоснования вердикта федерального административного суда, Бартц больше не является президентом верховного суда и нашел новое место работы в министерстве юстиции. «Стабильность государственной службы» означает также, что он не должен получать заработную плату меньше предыдущей.

Хартлофф должен теперь обдумать, что он будет делать с вновь освободившейся должностью. Ведь эта история вот уже 5 лет занимает суды, политиков и граждан. У Хартлоффа появляется идея:

  • Поскольку красно-зеленые хотят экономить, экономить деньги нужно и сфере юстиции
  • Поэтому в будущем верховный суд должен быть одним, а именно в городе Цвейбрюккен
  • Другими словами: верховный суд Кобленца будет упразднен и объединен с судом в Цвейбрюккен.

Там уже есть президент верховного суда.

Этот план произвел впечатление разорвавшейся бомбы.

Конец апреля – начало мая

«Красно-зеленые поступают с юстицией непосредственно грубо», – пишет газета «Rhein-Zeitung». Теперь «закипает» и Кобленц: «Судья: удар по интересам граждан». А именно в семейных делах, которые зачастую рассматривались в верховном суде, так как существует необходимость персонального присутствия заинтересованных лиц. Однако, до Цвейбрюккена слишком далеко, быстро расследует газета «Rhein-Zeitung»:

  • Кратчайший путь на автомобиле: 269 километров, 2,5 часа езды;
  • Проезд на поезде – выезд в 9:49 утра, около 5 часов пути и 4 пересадки (в Ау, Зигбурге, Мангейме и Хомбурге/заар).

«Красно-зеленые халтурят», комментирует шеф-репортер газеты «Rhein-Zeitung» Урсула Самари.

Теперь дают о себе знать возмущенные граждане и читатели Кобленца и округи. Никто не в состоянии пролить свет на абсурдные доводы нового министра юстиции.

05.05.2011

Дошло до того, что на здании почтенного верховного суда можно прочитать первый протестный плакат. Сравнительно необычно для такого места. Одновременно, председатель фракции зеленых в парламенте – Катарина Рауэ, решается на поездку на заседание союза адвокатов Кобленца. Они обсуждают инициативу «Кобленц 21».

На депутата парламента от зеленых обрушивается шквал вопросов. Позитивно встречается то, что она в принципе согласилась на дискуссию. Рауэ не может по настоящему парировать – она почти ничего не знает о подоплеке готовящегося закрытия, чувствует себя «растоптанной».

«Можно представить себе процесс так: более 100 человек ведут переговоры, и в какой-то момент составляется протокол и ему следуют». А в данном случае «переговоры велись не детально».

«Юристы получают урок на тему коалиционных договоренностей»,- пишет Урсула Самари, от которой не ускользнуло это знаменательное заседание.

В то же самое время газета «Rhein-Zeitung» публикует письмо Граефена: «Кобленцу необходим Верховный суд и он должен здесь остаться». При этом он озвучивает не только свои собственные аргументы, но и поддерживает мнение депутата от СДПГ, которое тот, предположительно случайно, выражает в телепрограмме канала SWR в контексте выбора Цвейбрюккена: «Разумеется, это связано с тем, что должность председателя верховного суда в Кобленце является вакантным».

Позднее в мае

Через два дня зеленые должны проголосовать за прорабатываемый до сих пор договор о коалиции. Увеличивается количество критических голосов по вопросу спора вокруг суда. Политик от зеленых Катарина Рауэ борется теперь за Кобленц. Некоторые депутаты «протаскивают» ходатайство, в котором требуется «результативный разговор с заинтересованными профессиональными группами».

В пятницу, 13 мая, в 13:30 – большая демонстрация на Изуитплатц: протестуют около 3000 человек – судьи, адвокаты, нотариусы, прокуроры и другие работники юстиции. Подобного Кобленц еще не видел: Плакаты и транспаранты с лозунгами:

  • «Руки прочь от верховного суда Кобленца»
  • «Произвол вместо аргументов»
  • «Берлускони – за независимую юстицию и против унификации»
  • «Гражданские интересы – это не королевский указ»
  • «Курт всем: кто не прочухал – того уберём!»»

Урсула Самари описала этот впечатляющий «звездный путь»: «Так целый регион борется за место для своей юстиции».

Здесь: фотографии газеты «Rhein-Zeitung».

В муниципалитете Кобленца СДПГ и Зеленые имеют, конечно, другое мнение о верховном суде – они настаивают на его местонахождении. По выдвинутым аргументам требуется «публичная проверка» со стороны нового правительства.

Между тем, сформировался «круг друзей» верховного суда, состоящий из судей и прокуроров, работников юстиции и адвокатов. Они заседают спонтанно, используя служебные помещения работающих судей.

Новый министр юстиции Хартлофф (СМДПГ) не отстает от своего предшественника – с этого момента он запрещает встречи «круга друзей» верховного суда.

Настроения в Кобленце, а именно во всех слоях общества, Урсула Самари описывает в одном небольшом комментарии: «Граждане чувствуют, что их подвинули».

24 мая Хартлофф начинает немного идти на попятную, как пишет газета «Rhein-Zeitung»: «Хартлофф: Слияние судов только в случае экономии средств».

Несмотря на это, тема оказывается во всех крупных заголовках страны: Михаель Дудек, президент союза адвокатов Баварии, продолжительное время председатель союза «За юстицию». Ведь и в Баварии бывший министр-президентом Эдмунд Штойбер, правивший в абсолютистской манере, в 2003/2004 годах упразднил пользующийся уважением баварский верховный суд. Союз, основанный для защиты баварского суда, не смог предотвратить закрытия. Теперь можно сделать дело лучше.

Июнь 2011

Дудек связывается со своими коллегами в Рейнланд-Пфальц. И мобилизует письма и подписи других союзов по всей Германии. Сопротивление растет непрерывно:

19 председателей административных судов пишут грозное письмо министру юстиции, «поскольку усматривают связь между происходящим и, признанным федеральным конституционным и административным судами неправомерным и ошибочным, назначением президента Высшего суда Кобленца»

  • «Круг друзей» верховного суда формирует «Союз за юстицию Рейнланд» (http://pro-justiz-rheinland.de). Председателем избран бывший обер-бургомистр Кобленца Эберзард Шульте-Виссерманн:
  • после этого электронной почтой рассылает министр юстиции письмо «всем дамам и господам юстиции земли»: не нужно бежать впереди политических дискуссий!
  • 11 июня газета «Rhein-Zeitung» узнает, что опубликование условий конкурса на должности президента верховного суда и директора генеральной прокуратуры Цвейбрюккена должны быть отменены.
  • в парламенте СДПГ и Зеленые делают предложение ХДС – для подсчета затрат на перемещение верховного суда подключить к делу счетную палату
  • между тем подписной список выкладывается в булочных, а священнослужители в церквях призывают к подписанию.
  • Союз «За юстицию» держит курс на референдум
  • Хартлофф в беседа за круглым столом с соискателями на должность представителя верховного суда отклоняет 8 конкурсантов из 11.
  • Газета «Rhein-Zeitung» от 20 июня в своем репортаже исходит из того, что Бек непременно хочет слияния. Поэтому речь идет не о сути вопроса вообще, а о том – как это будет происходить.

Июль 2011

Гериберт Прантл, известный журналист и главный редактор газеты «Süddeutschen Zeitung» пишет в газете «Rhein-Zeitung» гостевой репортаж: «Знает, где раки зимуют». Он напоминает о том, что в большинстве стран ЕС повышение по службе судей происходит не по желанию министра юстиции, а исполнительной властью независимого органа судей. Германия по сравнению с ЕС по вопросам судейского самоуправления является страной со средним уровнем развития.

Между тем союз «За юстицию» преобразуется в народное движение – за короткое время в него вступило более 400 членов и было собрано 19248 подписей. Урсула Самари присутствовала на передаче подписей. Она пишет 5 июля в своей газете: «По Беку видно, как он кипит изнутри. Министр юстиции Хартлофф стоит рядом с ним как каменный. Шульте-Виссерманн переходит сразу к делу: «Мы все убедились в том, что перемещение стоит дороже, чем экономия на суде». «Аргументы по перемещению верховного суда и генеральной прокуратуры Кобленца не убедительно ясны». Напротив, в запланированном слиянии он видит «удар по программе сокращения долгов». Союз «За юстицию Рейнланда» предлагает с помощью своих экспертов найти реальную возможность для экономии. Итцель рассчитал, что перемещение в Цвейбрюккен каждого судебного сената стоит несколько сотен тысяч евро. «Поэтому это является полной бессмыслицей». Он особо выделяет мнение народа. «Нам не пришлось особо бегать за подписями. И это только первое послание».

К середине июля собрано более 30.000 подписей. Скандал вокруг верховного суда становится личным кризисом для Курта Бека. Теперь уже первые региональные организации СДПГ поворачиваются против их «короля» – кризис становится опаснее, так как тем временем почти весь север Рейнланд-Пфальц противится собственному главе правительства.

После подтверждения Граефену административным судом того, что на основании постановления федерального административного суда о том, что оспариваемое место президента верховного суда не может быть просто упразднено, Курту Беку и его судебному представителю Йохену Хартлофу становится ещё труднее.

Первыми идут на уступки зеленые – они и так уже чувствуют себя раздавленными их всемогущим партнером по коалиции.

Шеф фракции Даниэль Кеблер мужественно идет «в логово льва»: к судьям верховного суда. Он ясно дает понять, что для его фракции все еще существуют барьеры для принятия аргументов по вопросу экономии: это должна быть как минимум семизначная сумма. Ежегодно. «Реформа ради реформы» зеленым не нужна. После этого заявления «лед тронулся», так описывает переговоры в суде Урсула Самари: «Зеленые не испытали в суде «ледниковый период»: «На сцене господствовал конструктивный разговор вместо резкого перекрестного допроса, как при посещении суда министром юстиции Йохеном Харлофф».

August 2011

Перемены

В начале августа число подписей составляет 39,5 тысяч. Очевидно, что это далеко не предел. Поэтому СДПГ все чаще и чаще посещают сомнения об их существовавшей до сих пор стратегии. Все больше журналистов по всей Германии иронизируют по поводу бесперспективной ситуации в СДПГ Рейнланд-Пфальц. «Дебаты в суде лишили СДПГ изобразительной силы»,- публикует глубокий анализ журналист газеты «Rhein-Zeitung» Дитмар Брюк (6 августа, суббота).

После того как становится очевидным, что только переезд суда Кобленца в отдаленный Цвейбрюккен обойдётся в сумму около 10 миллионов евро, СДПГ окончательно переходит к внутренним дебатам.

Бек и Хартлофф сообщают, что хотят во вторник 9 августа официально рассказать о «Планах, цифрах и фактах».

За день до этого, снова заявляет о себе письмом читателя Ганс-Йозеф Граефен : До сегодняшнего дня ничего не определено, не проверено и не посчитано. Граефен даёт оценку аргументам верховных политиков: ни один из аргументов не имел за собой материального подтверждения, а многие имели «период полураспада» в несколько дней.

Председатель парламента земли Мертес (СДПГ) предвещает перемены. Мертес появляется на небольшом торжественном собрании по поводу избрания новых депутатов парламента от СДПГ и дает юным парламентариям хорошие советы:

  • «Старайтесь быть ближе к людям и говорите на их языке»,- советует он. И без предисловия переходит к неприятной теме:
  • «Мы сбились с курса по теме верховного суда Кобленца» и говорит «что мы решим эту проблему разумными методами».

Во вторник 9 августа становится известно: Бек хочет заново начать дебаты по вопросу о верховном суде. А именно:

  • планы по объединению обоих верховных судов носят теперь только рекомендательный характер;
  • красно-зеленые вовсе не гордятся изначальными планами;
  • новая экспертная комиссия, под руководством бывшего министра бундесрата Германа Хилла, признанного эксперта администрирования, обязана еще раз рассмотреть все предложения и предоставить отчет до марта 2012 года;
  • и в любом случае будет объявлен конкурс на должность президента верховного суда.

Все потенциально заинтересованные принимают эту информацию к сведению. Не хватает только одного – веры в то, что оба политика так неожиданно обнародовали.

позднее

22 августа действительно официально объявлено о публичном конкурсе на замещение должности президента верховного суда Кобленца. Несколько дней спустя, союз «За юстицию» выпускает заявление:

В нем союз благодарит граждан за их работу – до сего момента собрано около 50 тысяч подписей. Теперь все напряженно ожидают результатов работы так называемой комиссии Хилла.

Конец аферы

Октябрь 2011

К середине месяца союзу «За юстицию» передано 66 тысяч подписей. Несколькими днями спустя, становится известно, что в новом конкурсе претендентов на должность президента верховного суда есть победитель: Ганс-Йозеф Граефен. Первый вздох облегчения для всей юстиции Рейнланд-Пфальц.

Ноябрь 2011

Граефен получает официальное постановление об избрании. Его сердечно принимают в верховном суде Кобленца:

И снова Рейнланд-Пфальц вздыхает облегченно.

В парламенте начинаются дискуссии экспертов об изначально предусмотренной «Реформе структуры юстиции». Единогласное мнение 6 из 7 экспертов: слияние обойдётся дороже, чем существование двух самостоятельных верховных судов. Ввиду этого вотума СДПГ и Зеленые, дабы сохранить лицо, начинают, как внутрипартийно, так и официально, отказываться от первоначальных замыслов.

2012

Год окончательного завершения дела

Чтобы быть готовыми к любой ситуации и для того, чтобы сигнализировать обществу об этой процедуре, в январе союз «За юстицию» получает консультацию у председателя избирательной комиссии о технической и организационной процедуре признания народной инициативы на основе сбора подписей.

25 января Ганс-Йозеф Граефен официально введен в должность Президента верховного суда Кобленца. Его назначение в праздничном императорском зале замка Кобленца отличалось от всех остальных:

  • прибыли все президенты судов со всей страны – они хотели выразить этим свою солидарность;
  • празднование прибывших 350 гостей началось с песни Цары Леандер «Я знаю, что однажды случится чудо» в сопровождении оркестра палаты адвокатов.

«Силён тот, кто учится на ошибках и их исправляет», – говорит обер-бургомистр Кобленца Йоахим Хофманн-Гёттиг (СДПГ) и каждый понимает, кого он имеет ввиду. Харлофф ведет себя примирительно – «оно принесёт нам избавление от множества проблем»,- говорит он о решении.

Накануне торжественного вечера, Урсула Самари берет интервью у Граефена: «Это Президент не на пару месяцев». Народ в Кобленце и не только в нем, вновь обретает надежду.

27 марта 2012 года комиссия Хилла представляет результаты своей работы по оценке запланированного слияния верховных судов и прочих рассуждений по реформе структуры юстиции. Резюме доклада:

  • от объединения необходимо отказаться: «Не ожидается значительной экономии»
  • все прочие аргументы говорят против слияния
  • «более тесное сотрудничество» в вопросах управления, а также совместная работа с верховным судом Саарбрюккена признаются рациональными
  • Фокусировка на закрытии отдельного суда менее рациональна, чем усиление совместной работы между различными уровнями правосудия, как например между административным и социальным судами.

Отчет заканчивается словами:

«Комиссия искренне приветствует, что президенты судов организовали свою собственную комиссию по расследованию экономии средств внутри существующей структуры штатной юстиции. Должны быть выработаны совместные с министерствами юстиции и защиты прав потребителей предложения, как при существующем финансировании сохранить работоспособность и качество юстиции земли Рейнланд-Пфальц».

Если сказать коротко: комиссия постановила – верховный суд Кобленца должен остаться на своём месте!

«Это длилось долго, однако, в конце концов, политики все-таки осознали свои ошибки»,- пишет Урсула Самари в заключительном комментарии к истории, продлившейся почти 6 лет.

(JL)