3.3.4 Системная проверка всех возможных вариантов

В зависимости от того, как выглядит исходная журналистская ситуация, и можно ли на основании данного совета производить сравнительно целенаправленный поиск, сталкиваемся ли мы с противоречиями или вынуждены прорываться сквозь заросли неизвестных сведений, которые с трудом необходимо заполучить, мы постоянно оказываемся в ситуации, когда просто не хватает сведений и/или надёжных источников и вещественных доказательств. Чтобы залатать эти дыры, имеет смысл использовать в поиске все мыслимые возможности. Ведь тот, кто хочет найти знаменитую иголку в стоге сена, должен по крайней мере, искать с большой эффективностью. Это означает систематический поиск.

Иными словами, систематический поиск – это последовательный поиск с учётом определённых критериев. Этими критериями могут, к примеру, стать логические точки зрения, убедительность доводов или даже предположения. О криминалистах известно, что они в своих расследованиях руководствуются не только логикой вещей, но и интуицией основанной на индивидуальном опыте, поэтому зачастую поступают правильно. Журналисту-расследователю следует идти тем же путем, так как с течением времени у него развивается что-то вроде особого чутья, на которое можно полагаться, например, оценивая ситуацию – всё ли здесь чисто, или что-то не так.

Имеет смысл рационально использовать все эти возможности равным образом. То есть делать все, что в наших силах. Уже по причинам статистической вероятности целесообразно использовать любые мыслимые возможности. А именно, не полагаться на авось, а бросить «Его Величеству случаю» вызов. Чем активнее мы действуем, тем больше у нас шансов на успех.

Следующий пример, с одной стороны, должен продемонстрировать весь спектр возможностей целенаправленного поиска, начало которого очень расплывчато, и с другой стороны, демонстрирует системность потенциально успешного хода работы.

Исходный пункт – это анонимное сообщение о том, что министру, отвечающему за жилищное строительство и субсидии на него, местный строительный магнат предоставляет квартиру в личную собственность в Швейцарии, т.е. – в подарок. Квартира должна находиться где-то поблизости от Цюрихского озера.

Собственно известен только один из ОР, а точнее – политик: Клаус Ф. Если имеющаяся у нас информация подтвердится, то она станет явным признаком коррупции. Цель расследования: найти местожительство и перепроверить рабочую гипотезу (переданные обстоятельства дела) и её факты. Поиски могли бы начаться – в зависимости от редакционной и/или финансовой исходной ситуации – на месте предполагаемых событий, однако, начать сбор сведений можно сначала и по телефону.

Одного взгляда на географическую карту (которую, несомненно, следует приобрести) достаточно, чтобы понять две вещи. Во-первых, что озеро находится на северной окраине города Цюрих и растянуто на 40 км в длину. Во-вторых, по обе стороны гор, окружающих озеро, находятся другие маленькие и не менее прекрасные водоёмы швейцарского горного ландшафта. Указание «вблизи» является неточным и требует дополнительного детального уточнения. Здесь в игру вступает системность, потому что нужно найти реальные критерии, на основе которых будет иметь смысл искать на незнакомой местности.

Сам факт владения дополнительным жильём в Швейцарии может иметь различные мотивы, и ими могут быть 1) психограмма ОР, в данном случае – министра, который в собственной стране принимает решения о выдаче в большом объеме материальных средств на строительство и это – первые исходные точки. В приведенном конкретном случае политик не является ни восторженным любителем парусного спорта, ни страстным рыболовом, ни выносливым скалолазом или одержимым альпинистом, так что телефонный опрос соответствующих союзов (например, «Я ищу г-на такого-то, который оставил здесь поблизости свой парусник, не состоит ли он случайно в Вашем клубе? Могу ли я оставить для него сообщение? Или, может быть, вы знаете, где я могу его найти?») не даст нам важной информации о его предположительном местонахождении.

Естественно, можно было бы и раньше заглянуть 2) в электронный телефонный справочник (СD-ROM или интернет), чтобы посредством дигитального поиска получить либо подтверждение (если такой пользователь уже зарегистрирован), либо найти актуальный адрес (что маловероятно). Однако, политик не настолько неосторожен, и этот путь никуда не приведёт. В данном конкретном случае в 1984 году этой вышеназванной возможности поиска через Интернет ещё не было, таким образом, рекомендовался классический образ действий 3) как следующий шаг при таком поиске: сужение поиска. Можно было бы назвать это географическим «сужением» (окружением). Не суть важно, происходит ли это при помощи традиционных телефонных справочников или путем цифровых телефонных справочников: первое сужение – при отсутствии конкретных отправных точек – может быть произведено только произвольно. Таким образом, 4) на географической карте отмечаются местечки в окрестностях 10 или 20 км и проверяются поочерёдно в телефонном справочнике. Но остается проблема: мы так и не находим необходимых критериев, при наличии которых наш поиск вообще мог бы производиться. Цель этого рабочего шага: на основе систематического расследования, которое не оставляет без внимания ни одну из возможностей, проверять каждый раз, можно ли найти доказательства другого типа. Кроме того, исходя из опыта использования печатных справочников и электронных источников выявляется, что: в бумажной версии приведенные данные более полные, чем в электронных и в интернете. Поэтому производители услуг в области телекоммуникаций все чаще разграничивают печатное издание и публикации в «дикой» мировой сетии интернета: в печатных изданиях публикуются данные о пользователе только с согласия владельцев телефонных номеров. В каждом отдельном случае следует проверять эти соответствия.

Проверка данных телефонного справочника во всех окрестностях в радиусе 20 км на третий (!) день дает удивительные результаты, но не имя разыскиваемого человека: в городе Фойсисберг, в 2,5 км от южного берега Цюрихского озера обнаружено сразу несколько 1) фамилий, которые хорошо известны в отечественном строительном бизнесе. Интересно, что 2) многие из них проживают на одной и той же улице, но с разными номерами дома. И среди этих имен было одно – 3) из «великих», предположительно речь фактически шла об известном местном строительном магнате. Так как разыскиваемая фамилия а) считается сравнительно редкой, б) не имеет каких-то следов германского происхождения, то вероятность того, что речь могла идти о каком-то виде швейцарского анклава национального строительного рынка, не так уж ошибочна. Первое попадание, как и первая рабочая гипотеза возникли после почти трех дней тупой кропотливой работы.

Теперь телефон: 1) хотя наличие такого телефонного номера ещё далеко не доказательство того факта, кто действительно живёт по данному адресу, и 2) конечно, не подтверждение имени того собственника, которого мы ищем. Столь же мало уверенности даст нам 3) поименный регистр телефонного справочника, должный, по сути, передавать информацию о действительно живущих по конкретным адресам людях. Однако вся найденная нами информация является отправной точкой, от которой можно двигаться дальше. И чем систематичнее мы используем найденные нами сведения и ссылки, тем успешнее будет работать вышеописанный метод.

В зависимости от того, насколько быстро нужно провести расследование, его следует продолжить и в случае дефицита времени: ведь кто-то должен поддерживать чистоту и порядок в этих квартирах, удаленных примерно на 1.000 км от небольших торговых центров. Во всяком случае, это должно происходить по определённому графику. Поэтому стоит набирать эти телефонные номера каждый день, и утром и во второй половине дня. Вероятность того, что все строительные магнаты используют один и тот же обслуживающий персонал вдали от дома, достаточно велика. Таким образом, потратив некоторое время на обзванивание разных квартир и используя многочисленные телефонные номера, мы смогли бы, например, переговорить с уборщицей. Переговорить с одним из местных домовладельцев было бы ещё более многообещающей возможностью, хотя вероятность застать его зависит от того, как часто он наведывается проведать дом.

Во всяком случае следует быть подготовленным для беседы в такой ситуации, а именно: что и как спрашивать, но главное, надо быть готовым к вопросу собеседника: почему нас это интересует.О размышлениях такого рода речь пойдет в главе 3.5, где в первую очередь будет рассмотренно, как работать со специфическими «системами», в конкретном случае с системой восприятия уборщицы или привратника или с с системой восприятия застройщика, имеющего второе место жительства в Швейцарии. А также о том, что могло бы показаться им убедительным и логичным a) в наших вопросах и б) в наших ответах.

Если ситуация расследования другая и на расследование нет столько времени, или мы просто хотим скорее продвинуться вперёд, то следует выбрать иной метод. Пока еще не рекомендовано отправляться в земельное ведомство по недвижимости, так как 1) в Швейцарии это сделать исключительно сложно, и нужно точно знать, 2) какую квартиру необходимо проверять. Таким образом, гораздо лучше найти привратника / домоуправа, который, скорее всего, знает своих жильцов. Если у него тоже есть телефон, и он занесён в регистр телефонной книги с указанием его должности, то это – удача. Если же этого не произошло, то можно спросить себя, не является ли эта квартира из-за многочисленности найденных фамилий и совпадения улиц частью большого жилого комплекса. Если да, то можно ли говорить о новостройке, и она должна была быть построена кем-нибудь камень за камнем. Так как это вряд ли могут быть швейцарские фирмы строительных магнатов, нам остаётся думать о местных строительных предприятиях в Фойсисберге и окрестностях. Найти их по телефонному справочнику можно очень быстро, так что вопрос о нахождении привратника или управляющего снимается сам собой. Теперь мы очень близки к интересующему нас объекту.

В случае успешного разговора со случайно находящейся в доме уборщицей ситуация может развиваться очень просто, так как в принципе нам нужно просто получить у неё справку или какое-либо подтверждение. Например: «Я хотел бы поговорить с г-ном таким-то». Ответ: «Его нет в настоящее время, а я просто уборщица». Или: «Он живёт в соседнем доме». Вопрос: «Странно, у меня есть только этот номер телефона. Он правильный?» Или: «Это какая квартира?» В случае же, если мы разговариваем с привратником или управляющим, то должны считаться с тем, что они находятся под давлением не только типично корпоративного менталитета секретности, но и из-за обязательств неразглашения . Поэтому нужно быть готовым к этому, и искусно лавировать при личном разговоре.

В принципе можно уже в процессе разговора по телефону с местной строительной фирмой попытаться получить какую-либо информацию – не столько об искомом объекте, сколько о, например, управляющем или привратнике. Например, проверяя готовность фирмы помочь нам, можно спросить: «Знаете, у меня проблема, я ищу одного знакомого, господина Клауса такого-то, он должен жить где-то здесь поблизости, но я потерял его телефонный номер. Я знаю, что здесь живут его коллеги, а именно господин X, Y и Z. Сейчас я пытаюсь найти привратника. Не могли бы Вы мне как-нибудь помочь?» В зависимости от ситуации, (строительная фирма управляет сама, не знает привратника или не располагает какими-либо иными сведениями), наше упоминание фамилий господ X, Y и Z, должно сигнализировать о том, что мы хорошо знакомы с кругом друзей искомого объекта – таким образом, вероятность доверия к нам возрастает. Если нам повезёт, строительная фирма даже сама разыщет привратника. Во всяком случае, надо попробовать использовать такую возможность, таким образом, что собеседник станет менее недоверчив и будет отвечать на более не кажущиеся ему нескромными вопросы.

Как бы там ни было, цель поиска в настоящий момент: в какой именно квартире (которую мы ищем) живёт Клаус такой-то? В самом простом случае хватит конкретного ответа или указания. Конечно же, лучше, узнать также дополнительную информацию, но это опять же дело счастливого случая, например, если кто-то из опрошенных лиц расскажет намного больше того, чего мы ожидали.

Если строительная фирма или привратник отказываются от какого-либо активного участия в нашем деле, можно попробовать другие пути. Можно отправиться на место расследования лично или же подключить к поиску проживающего в этой местности коллегу. Так могут выглядеть предположительные запросы: в адресный стол (знают только номер дома, но не релевантный для земельного ведомства номер участка или квартиры), у почтальона (знает квартиру или почтовый ящик, на котором в спорном случае стоит совсем другое имя) и/или у соседей (возможно, не знают точную квартиру). Или же можно снова попытаться установить контакт с уборщицей по телефону.

Как только квартира локализована, делается следующий шаг: поиск в поземельной книге. Передача права собственности от строительного магната к возможно благоприятствующему ему политику (субсидии) может показаться многим политической беспринципностью, но это ещё не повод для серьезной критики. Только сопровождающие этот случай обстоятельства могут пробудить подозрения в коррупции – например, в случае перехода права собственности без оплаты стоимости собственности, беспроцентного займа со стороны продавца или других анормальных условий перехода этой собственности.

Соответствующие вопросы, нормативные положения, а также детали по теме поземельного кадастра находятся на странице 234. Здесь речь идет о систематизации расследования, а точнее, о систематических проверках всех мыслимых возможностей. В заключение этот пример еще раз отображается графически.

Систематическая проверка всех возможностей