3.7 Follow-up-стратегии (Отслеживающие стратегии)

Отслеживающие стратегии означают сбор информации и тематизацию по принципу так называемого снежного кома: достаточно первого толчка, чтобы вызвать информационную лавину. Чем это закончится – ни по-содержанию, ни по-срокам определить невозможно. В середине есть надежда, что объявятся новые свидетели, соучастники или жертвы, которые будут поддерживать эту тему и добавлять новую информацию и новые аспекты расследования. В результате этой акции все знают больше, чем до применения коммуникационного и расследовательского инструмента. Ведь отслеживающие стратегии , которые представляют собой параллельно расследование и его публикацию, репрезентируют прежде всего непосредственную коммуникацию между журналистом и реципиентами.

Так же как отслеживающая стратегия, которую можно еще назвать текущим расследованием (Ср.: Халлер, 2000, с. 112), инициируется журналистом или СМИ по типичной схеме (как уже было описано), так и последствия этой акции вызывают «снаружи» ответные действия соответствующих механизмов со стороны заинтересованных лиц.

Это часто приводит к типичному ходу действия всей акции, в зависимости от того, что постепенно становится очевидным: о каком виде темы, аферы или скандала идет речь.

В частности, отслеживающими стратегиями предпринимается попытка привлечь ранее неизвестных свидетелей и потенциальных информаторов, которых в альтернативном случае пришлось бы искать самому и возможно безрезультатно. Делается ставка на то, что такие помощники и советчики чувствуют себя затронутыми; что они знают, что есть люди, которые интересуются конкретной темой и что сейчас им предоставляется возможность поделиться информацией на законных основаниях, поскольку это в данный момент является общественно значимой темой.

С другой стороны, нужно принимать во внимание то, что другие (теперь уже точно) будут прятаться и прятать факты, которые могут быть опасны. Это является важным отличием отслеживающих стратегий от типичного расследования: расследовательские реконструкции воссоздаются только один раз и то тайно, отслеживающие стратегии открыты для расследования с самого начала, т.е. после первой публикации всем станет все известно, в том числе – и объекту расследования.

Эти различия следует учитывать. Есть ситуации, в которых отслеживающие стратегии либо остаются последним средством (после того, как другие типичные стратегии расследования не помогают), либо когда с самого начала делается ставка на эффект и реакцию заинтересованных сторон, чтобы тему или историю, о которых еще не все известно привести в движение. Практика показывает, что отслеживающие стратегии всегда приносят какие-то плоды, и с журналистской точки зрения имеют смысл. Строго говоря, практически все опубликованные расследования вызывали эффект отслеживающих стратегий. Ведь часто после них объявляются участники или заинтересованные лица, или только реципиенты, которые еще кое-что знают и дают дальнейшие показания. Обычно к тому времени опубликованная история ментально или в соответствии с рабочим планом журналиста уже давно завершена. Или дополнительной информации было недостаточно для того, чтобы использовать ее публицистически. Но в любом случае сохраняется польза от такой информации и доказательств. Так как, когда работаешь над темой или историей достаточно долго, то имеет смысл, с журналистской точки зрения, не прекращать ее. Расследовательская работа всегда является долгосрочным проектом.

Ниже приводится типичная реконструкция follow-up-стратегии, которая была апробирована в 1990/91 гг. в земле Северный Рейн-Вестфалия, в городе Бохум с населением 400.000 жителей. Она демонстрирует, как быстро может первая попытка оказать журналистское воздействие и какова будет реакция общества. Бохумский пример является репрезентативным (показательным), так как выявляет три типичных фактора.

Во-первых, правящая партия, о которой ниже пойдет речь уже давно и непрерывно находилась у власти: с 1990 года СДПГ правила в Бохумской ратуше в течение 42 лет.

Во-вторых, доминирующая политическая партия оказывала свое влияние не только на политическую, но и уже давно на все экономически важные сферы.

И, в-третьих, это система, а точнее взаимная игра государственных и частных интересов, рассматривалась партийными бонзами как само собой разумеющееся. Как с большим убеждением немного позже объяснит руководитель фракции в Бохумской ратуше: «переплетенные отношения … часть нашей демократии» (Шпигель, № 50/1991, с. 84). У одного из локальных редакторов ВАЦ в Бохуме, Рольфа Хартманна (Rolf HARTMANN), было другое понимание демократии, он предложил публично обсудить местную «переплетенную систему» и пригласил к участию в дискуссии третью сторону. За журналистскую приверженность функции Watchdog ему в 1991 г. была присуждена премия защитника немецкой ежедневной прессы.

Сравнительно безобидные сообщения о городских контрактах, которые, однако, регулярны, заставляют редакторов задумываться и осторожно помещать в газете. Связи между тем или этим человеком могут иметь причиной различные интересы, например, главный бургомистр от СДП, руководитель фракции СДПГ и заместитель последниего предаются общим страстям: во-первых, это – политика, а также несколько видов спорта: футбол, боулинг и парусный спорт.

На другом уровне взаимоотношения являются не менее важными: главный бургомистр, например, имеет процветающую фирму по отоплению и санитарной технике. Лидер фракции является одновременно шефом фирмы «Объединенная Бохумская жилищная компания» (Vereinigte Bochumer Wohnungsgesellschaft (VBW). Заместитель руководителя фракции зарабатывает себе на жизнь, будучи независимым архитектором и местным строительным магнатом. Все эти виды деятельности и функции являются постоянно востребованными в Бохуме, будь то строительство нового отеля, расположенного рядом с железнодорожным вокзалом, перестройка сберкассы или модернизация квартир (полу-) коммунального жилищного хозяйства. Государственные заказы вообще приятны, потому что они в этой констеляции гарантируют оплату подрядчика.

Обычное короткое сообщение от 16 ноября 1990 г. информирует о том, что вместо старого здания службы занятости на городской земле должен появиться роскошный отель: не слишком удивительно, поскольку в недавно построенный концертный зал «Starlight» в Бохуме приезжают посетители со всей страны, поэтому спальные места действительно необходимы. 50-строчное сообщение через неделю (24.11.) называет уже более точные данные о строительстве и еще две новые детали: один из членов совета ХДС, приветствуя инвестора отеля Холидей-Инн (HolidayInn), высказал разочарование тем, что не было проведено городского архитектурного конкурса. И вторая информация: дизайн будет разрабатывать архитектор, который одновременно является зам. лидера фракции СДПГ.

Такие косвенные обвинения в адрес своего заместителя опровергает сам председатель фракции СДПГ: зам. руководителя фракции первым привез инвестора в Бохум, поэтому справедливо и правильно, что архитектор после завершения переговоров получит заказ от инвестора. Кроме того, конкурс означает задержку (27.11.). На следующий день в ВАЦ будет опубликована новая заметка: на этот раз в центре внимания другой социал-демократический лидер из ратуши, который одновременное работает в Комитете по градостроительству и планированию, а также является архитектором: на закрытой сессии он получил контракт на строительство центра новых технологий в Рурском университете.

Еще через два дня (30.11.) запланированный отель Холидей-Инн вновь становится предметом небольшого сообщения: город передал инвестору по договору участок земли "по неизвестной покупной цене". Теперь не хватает только решения соответствующего комитета ратуши и разрешения министра-президента. Последний, как всем известно в Бохуме, член СДПГ.

1 декабря считается новой вехой в развитии этой истории: начинаются общественные дебаты: во-первых, у ХДС закончилось терпение, и он потребовал, чтобы все договоры в секторе общественной недвижимости были проверены. Во-вторых, в комментарии под заголовком "Как зарабатывают наши политики" редактор приводит цифру в 52 млн немецких марок (около 27 млн евро) – это сумма контракта на строительство элитного отеля. В самом деле оказалось, что это не спекулятивная цифра, и информатор сообщил, что может ее подтвердить и то, что зам. руководителя фракции имел этот контракт еще до того, как инвестор впервые появился в Бохуме, и еще речи о нем не было. Якобы заместитель руководителя фракции сказал ему об этом конфиденциально – за пивом – во время празднования дня воссоединения Германии 3 октября 1990 года в Рурской области. Заместитель, по его словам, лично знаком с исполнительным директором инвестиционной группы, поэтому его давно пригласили к сделке.

Редактор смог убедить главного редактора в том, что все и так очевидно: ВАЦ, которая доминирует на газетном рынке в земле Северный Рейн-Вестфалия и в Бохуме имеет 90% доли рынка, является политически симпатизирующей СДПГ газетой, поскольку оба босса ВАЦ-концерна сами являются верными членами партии и имеют соответствующие контакты и интересы в федеральной земле, в которой СДПГ правит непрерывно с 1966 года. В начале декабря в ВАЦ вышел репортаж размером во всю страницу. В нем под заголовком «Схватка за кусочек пирога оказалась подножкой» было детально рассмотрено, кому советуют местные политики муниципальные контракты. Заместитель руководителя фракции является центральной фигурой, и не только собственных проектов, но других видов деятельности: будучи председателем наблюдательного совета городского общества парковок, он также был главным фигурантом при принятии решений, а его коллега – профессиональный партийный работник – должен был получить доплату за новый центр технологий, что еще раньше было утверждено на закрытом заседании тогда Комитета ратуши (см.: выше). Эти данные в репортаже были получены от нескольких осведомителей и информаторов.

Публикация и детали в ней вызвали ответную реакцию: ХДС, который уже давно адаптировался к традиционным отношениям («Бохумский стиль»), вдруг объявил себя политической оппозицией и опубликовал «Реомендации по борьбе» с новыми подробностями. Известный в городе адвокат пишет шестистраничную жалобу исполняющему обязанности бургомистра (ХДС), которой дается название «Коррупционная комедия или настоящая коррупция?», и она передается заместителю лидера фракции, на чем настоял адвокат, чтобы начать общественную дискуссию: член СПДГ обвиняет адвоката и требует его увольнения. Назначенная дата судебного слушания открывает глаза многим, потому что под пристальным вниманием общественности юстиция должна в деталях расследовать практику гешефтов заместителя председателя фракции, архитектора и строительного магната в одном лице. Подавший жалобу адвокат предоставляет новые доводы. Исходя из множества фактов, судья отклонил иск заместителя председателя фракции (24.1.1991). А ведь могло это выглядеть иначе: разумеется, обер-бургомистр объявил своего приятеля по спорту и члена партии «человеком чести».

На заседании ратуши в начале февраля 1991 года было принято еще более удивительное решение: архитектору, заместителю председателя фракции и строительному магнату в одном лице, представлявшему себя в качестве «жертвы грязных кампаний прессы», пришлось расстаться со своим фракционным мандатом. Из-за многочисленных заявлений и четко сформулированных обвинений СДП ничего не осталось, как предстать перед Городским ревизионным управлением с разъяснениями (8.2.).

Первоначальный аудиторский отчет, который был завершен осенью 1991 года, показался очень тщательным – слишком тщательным для некоторых бохумских матадоров, поэтому потребовалось написание второй версии для других членов Совета ратуши и заинтересованных сторон: необходимо иметь текст на 24 страницах, что требует закон «о защите данных», а, значит, первоначальные 110 страниц должны быть ужаты. Конечно, первоначальные данные не остались тайной, и бохумцы смогли познакомиться в ВАЦ в выпуске 26.9.91 с тем, что скрывали их собственные представители и выборные лица в ратуше: «Нет решения совета о том, что, если инвестор сэкономил 130.000 марок на разрешении на строительство, а город выделял ему дорогую землю в центре намного меньше и дешевле …», и почти каждый раз это касалось экс-заместителя председателя фракции СДПГ. И все было ясно: аудиторам из финансового ведомства разрешены контракты в городе только с третьей стороной, а затем этот вопрос должны проверить политики с привлечением частных лиц и предпринимателей, однако, не дело, когда муниципальные компании имеют гешефты с политиками, не как в случае с VBW, когда лидер фракции СДПГ выступал в качестве менеджера, а его экс-заместитель в должности независимого архитектора.

Эпилогом этой истории, несомненно, стало новое «распоряжение о транспарентности» (прозрачности), согласно которому представленные в Совете партии обязывались: заботиться о «кодексе чести», и суть ее заключается в прозрачности портмоне (3.10., 25.10.). И почти ровно через год после первой публикации привлекшего общественность сообщения в ВАЦ была принята новая должностная инструкция, которая включает четкие регламентации для избранных депутатов при оформлении сделок по продаже городских земель. Она является наиболее полной из существующих в Федеративной Республике (WAZ, Бохум, 18.11.91).

Бохумская история с отслеживающей стратегией создавалась с помощью шести важных информаторов, которые ранее не принадлежали к постоянным поставщикам информации для редакции ВАЦ, и трех информаторов из всех трех партий, представленных в Совете, которые долгое время сотрудничали с редактором. В краткосрочной перспективе, через год после окончания расследование имело политические последствия. В долгосрочной перспективе оно потребовало большей бдительности в Бохуме. В ходе последовавших в 1994 году коммунальных выборов СДПГ снова стала крупнейшим игроком, хотя казалось, что она потерпит поражение: остаться на посту не удалось только обер-бургомистру. Все изменилось в 1999 году, когда СДПГ впервые в истори пришлось сформировать коалицию с партией «Зеленых», которая раньше была ярым критиком СДПГ.

И еще одно новшество: редакция ВАЦ использовала ситуацию и открыла линию так называемого «красного телефона», с помощью которого любой читатель мог связаться с редакцией и дать показания – анонимно или нет. Из спектра тем были исключены две сферы: семейные ссоры и споры между соседями. В настоящее время эта бохумская акция носит название «ВАЦ: час приема»: каждый может позвонить один раз в неделю в течение часа. По данным редакции по-прежнему рассказывается много “мусора”. Но журналист должен с этим мириться – все-таки один или два интересных факта в неделю там появляется.

Кстати из первоначальной истории родилось несколько серьезных тем, которые не имеют много общего с оригинальной историей, но тем не менее первая большая отслеживающая стратегия послужила для них импульсом. С тех пор редактор считается экспертом по политическим связям и поэтому важным контактным лицом.

С бохумской историей можно было познакомиться в журнале «Шпигель» за 9 декабря 1991 года, когда все материалы уже были опубликованы в локальной газете.