7.2 Нахождение тем посредством «классических» тематических полей.

Так как инвестигативная журналистика отличается от чистой, но все же расследовательской сенсационной журналистики, а именнно в вопросе социальной значимости историй, которые хотят обсудить, то можно определить типичные тематические поля уже из «классической» постановки задач.

Если понимать общественную задачу средств массовой информации как потенциальную контрольную функцию, общественно тематизировать не решенные, но срочные вопросы и проблемы, чтобы они не потерялись, чтобы их не спрятали, чтобы, что еще хуже, их не рассматривали только односторонне и только в одном смысле, например через создание  незыблемых фактов, то к общественным задачам относится практически все, что имеет значение в социальном плане, т.е. что касается многих людей или групп.

Так как люди или группы людей по-разному сильно или эффективно организованы, то потенциальные тематические поля определяются уже на основе неравного распределения осуществления интересов – неравная игра по причине неравномерно распределенных сил во многих сферах.

Это происходит как в восточных, так и в западных странах. Только два примера:

Налогоплательщики против налоговой бюрократии: Несмотря на юрисдикцию финансовых судов, преимущества имеет все же не отдельный налогоплательщик, а министр финансов, представленный своим бюрократическим аппаратом: налоговым ведомством, высшей налоговой инспекцией и министерством финансов.

Платёжное извещение налогового органа должно быть сначала оплачено (налоги собраны), причем независимо от того, есть ли письменное возражение налогоплательщика или нет.

Потребители против власти производителей: Основную массу анонимных потребителей, как показали социологические и экономические исследования, трудно хорошо и эффективно организовать (например, в боеспособное общество или другие организации, защищающие их интересы), в отличие от больших фирм-производителей. В результате, законы и юрисдикция обращают внимание, прежде всего, на интересы производителей, а потом уже – потребителей.

Только в отдельных областях существует явно выраженное благоприятное для потребителей правовое положение. Например, банковские кредиты. Уже многие десятилетия закон настоятельно предписывает, что банки должны засвидетельствовать 2 вида ссудных процентов  при вербовке и в договоре о предоставлении кредита: 

  • официальная номинальная процентная ставка;
  • фактическая процентная ставка.
  • Различия между ними такие: при вербовке банки делают официальную номинальную процентную ставку. Например, 8% годовых на 100.000 евро.

    Но если банк выплачивает вместо 100.000 евро только 90.000 евро, то фактическая процентная ставка возрастает: так 8% от 100.000 евро – это 8.000 евро, но в реальности выплаченная сумма кредита составляет только 90.000 евро и поднимает таким образом фактическую процентную ставку до 8,88%, округленно до 8,9%.

    • Если к этому прибавятся еще и другие расходы (что банки с удовольствием делают), например еще 2.000 евро взнос на страховку по непоступлению платежей по кредиту и т.д., то реальный процент, так называемая фактическая процентная ставка составит уже 11,1% (10.000 : 90.000 x 100 = 11,11%). Таким образом, фактическая процентная ставка уже на три процентных пункта выше.

      Так как банки уже многих людей сумели так одурачить, законодатели решили, заставить банки с помощью закона оговаривать обе процентные ставки. Тогда это происходит так:

      • Большими буквами объявляется номинальная процентная ставка.
      • Фактическая процентная ставка набрана очень маленьким шрифтом.

    Называть эти и другие уловки своими именами – не только для журналистов интересная задача. Такие сообщения любят многие читатели. То, что можно назвать «классическими» тематическими полями, зависит от многих вещей:

    • От политической культуры страны
    • От привычки людей читать и смотреть телевизор
    • От содержательной и юридической возможностей журналистов

    И еще один пример, на этот раз из США: судебная ошибка. В США уже более 20 лет существует «программа по защите невиновности» (www.innocenceproject.org).

    Она прикреплена к одному из университетов. Там работают студенты и профессиональные адвокаты. Задача программы: помогать людям, сидящим безвинно в тюрьме, которым возможно грозит смертная казнь. Конкретно: в каждом отдельном случае доказывать их невиновность.

    Существующая в Америке правоохранительная система, доверяет в уголовных процессах в основном присяжным: абсолютно нормальным людям, но без особых знаний методов расследования криминальной полицией и т.д.

    С другой стороны, присяжные решают, виновен ли подсудимый или нет. Судья принимает решение только о размере штрафа, но не о виновности подсудимого.

    Местная полиция часто не справляется с расследованиями, иными словами делает ошибки или не замечает следов, которые позже уже нельзя найти или реконструировать, что в этой стране регулярно приводит к ошибочным приговорам суда.

    Тогда невиновные люди попадают в тюрьму. И если они приговорены к смертной казни, то им действительно грозит смерть во многих штатах страны. Только если удастся вовремя доказать их невиновность, они выходят на свободу.

    Программа по защите невиновности помогает таким людям искать впоследствии следы преступления, например ДНК – тест. Ей часто приходят на помощь средства массовой информации, сообщая о новых попытках найти следы преступления. Этим они призывают к содействию тех, кто хоть что-нибудь об этом знает.

    Но часто средства информации сами впоследствии расследуют приговоры суда. Одним из самых распространенных примером является случай с 24 летним безработным Камероном Тоддом Виллингэмом. За день до рождества в его маленьком домике случился пожар. Его трое детей погибли. Его жена бросила уже давно. Иначе и быть не могло: его плохой социальный имидж (безработный, пьющий, брошенный женой) не мог принести ему большой симпатии со стороны присяжных. Но и шеф пожарной охраны был убежден и утверждал это на суде, что это мог быть только поджег.

    Так же и психолог, который был приглашен в качестве эксперта, дал показания, что по-другому и быть не могло с таким человеком – эксперт никогда не видел Виллингэма и не говорил с ним. В результате он был приговорен к смертной казни и 17 февраля 2004 года казнен. Пять лет спустя один журналист заинтересовался этой историей и сделал репортаж в известном журнале «Нью Йоркер». Журналист Давид Гранн разговаривал со многими экспертами, давал им исследовать «доказательства» этого дела и все они пришли к выводу, что это могло быть только несчастным случаем, произошедшим из-за не выключенной электроплиты либо из-за недоброкачественного электрокабеля. Тогда этот случай стала расследовать и криминалистско-техническая коммиссия и пришла к такому же выводу: Камерон Тодд Виллингэм был невинно казнен (дополнительно www.camerontoddwillingham.com).

    Средства массовой информации как корректива юстиции – в США это классика. Между двумя и пятью процентами всех заключенных, по прогнозам программы по защите невиновности, сидят в тюрьме безвинно. Это примерно между 40.000 и 100.000 человек в США.

    Но и американская кинопромышленность уже давно работает с этой темой. Самый известный фильм «Беглец» («The Fugitive») 1993 года с Гаррисоном Фордом в главной роли доктора Ричарда Кимбла и с Томми Ли Джоунсом в роли его преследователя Самуила Герарда. Или известная классика «Убей соловья» («To Kill a Mockingbird») 1962 года: убита маленькая девочка и виновным в этом месте, где еще есть расовое разделение, может быть только «черный». Однако, одному активному (белому) адвокату удается убедить белых присяжных в невиновности своего черного подзащитного. Этот и другие фильмы вызвали в свое время общественную дискуссию. Как следствие: сейчас законом предписано, что в уголовных процессах против «черных» должны быть и «черные» присяжные.

    Мировая держава США, страна демократии, до 70-х годов имела огромную проблему дискриминации по расовому признаку. Средства массовой информации играют значительную роль в том, что судебные ошибки не всегда остаются незамеченными, а также в решении проблемы дискриминации.