7.3 Темы и истории, в которых речь идет о «нормальных» людях.

Целью информации в новостях, сообщениях и репортажах могут быть различные люди: влиятельные наверху или абсолютно обычные внизу.

В политических новостях речь идет почти всегда о влиятельных людях: политиках, важных персонах или о других знаменитостях. В сообщениях о крупных предприятиях это, в большинстве случаев, происходит точно также. Однако здесь чаще могут получить слово и люди, не так высоко стоящие, которые, например, производят продукцию и стоят за станком, в их числе представители производственного совета или профсоюза. Так как без них «никак нельзя». О влиятельных личностях наверху люди читают много и часто и поэтому в основном им этого хватает. Кроме того, они много про это читали или должны были учить в учебниках по истории. Однако история делается не «великими мужами». Знал это и немецкий писатель Бертольд Брехт, написав стихотворение «Вопросы читающего рабочего», которое в 1935 году было опубликовано в издающейся в Москве газете «Слово». Здесь только несколько строк из него:

«Кто воздвиг семивратные фивы?
В книгах названы имена повелителей.
Разве повелители обтесывали камни и сдвигали скалы?
А многократно разрушенный Вавилон –
Кто отстраивал его каждый раз вновь? В каких лачугах
Жили строители солнечной Лимы?
Куда ушли каменщики в тот вечер,
Когда они закончили кладку Китайской стены.»

Или другой пассаж:

«Цезарь победил галлов
Не имел ли он при себе хотя бы повара?
Филипп Испанский рыдал, когда погиб его флот.
Неужели никому больше не пришлось проливать слезы

События в мире и национальную политику можно рассматривать и описывать не только со стороны власть имущих, но и с перспективы «нормальных» людей. Но об этом намного меньше читаешь, видишь или слышишь. С другой стороны, именно это и находят нормальные люди интересным – что-то прочитать, увидеть или услышать о тех, кто сталкивается с такими же или похожими проблемами, как и у тебя самого. Или о тех, кто иногда имеет абсолютно другие проблемы, чем мы сами, хотя они такие же как мы, но живут и работают в других географических, климатических или социальных условиях.

Такие истории и темы можно расследовать и публиковать на многих уровнях или с множества перспектив:

1. На уровне общего качества жизни людей.

Здесь речь идет о примерно таких вопросах:

  • Как влияют условия жизни на здоровье? Окружающая среда загрязненная или чистая?
  • Какие шансы на образование у детей и молодежи?
  • Каковы финансовые возможности людей?
  • Насколько они могут влиять на непосредственно их касающиеся вопросы и проблемы?
  • Например, должна быть построена новая школа или лучше – детский садик? И где должна быть построена новая спортплощадка?

Такие вопросы касаются социального положения людей. В качестве стилистической формы публикаций здесь подходят репортажи. Или серия сообщений, которые сравнивают людей в различных городах или регионах. Либо одно трезвое сообщение, в котором отражается, что произошло при расследовании следующей информации:

  • Можно ли было получить всю информацию?
  • Почему нет?
  • На каком основании было отказано?
  • Почему было трудно получить такую информацию?
  • Кто ее блокировал?
  • Почему в центре не стоит «нормальный» человек? Например, при получении такой информации?
  • Что же об этом говориться в конституции?
  • Она писалась в основном для власть имущих или для народа?
  • И как реагируют те, кто блокирует информацию, если им указать на конституционные права?

Только публикация таких ответов может быть содержательной и потому интересной, так как она обнаруживает противоречия между тем, как должно быть и что есть на самом деле. Для многих читателей в этом нет ничего нового, но они тогда могут лучше понять, от чего это зависит. Они видят, кто за что отвечает. А понимая, кто несет ответственность, можно себе лучше представить, как можно изменить ситуацию.

Примером изображения жизни «нормальных» людей можно назвать некоторые репортажи, которые сделала бывшая журналистка и фотограф «Новой газеты». За свои репортажи Виктория Ивлева была награждена в 2008 году призом «Свободная пресса восточной Европы» от фонда Герд-Буцериус (Цайт-фонд в Гамбурге). Она объехала после 1990 года различные города и области, расспрашивала и фотографировала людей. Ее интересовало, как повлиял на них перелом 1990 года. Три таких репортажа можно найти на нижеуказанных сайтах, причем на русском языке с фотографиями и оригинальным эскизом:

http://www.anstageslicht.de/dateien/IVLEVA_NG1.pdf
http://www.anstageslicht.de/dateien/IVLEVA_NG2.pdf
http://www.anstageslicht.de/dateien/IVLEVA_NG3.pdf

Качество жизни людей определяется не только социальным положением. Или тем, насколько они могут стремиться к «счастью». В декларации независимости США 1776 года, например, точно указано, что это относится к неотъемлемым правам человека: право «стремиться к счастью» („pursuit of happiness“).

К осуществлению «счастья» относятся следующие уровни, которые точно описывают качество жизни: здоровое питание и профилактика заболеваний; состояние и устойчивость окружающей среды; безопасность транспорта и применяемых технологий; предотвращение катастроф, насколько это возможно; безупречность в работе и добросовестная юстиция и т.д. Не все возможно здесь рассмотреть, но можно на некоторых примерах показать, от чего это зависит и что это значит для работы и задач журналистов, которые не желают акцептировать все, как есть.

2. Уровень: люди являются потребителями.

Например, таких различных товаров повседневной жизни, как продовольственные товары или любые другие товары, которые нужны для жизни и которые хотелось бы иметь. Так как предприятия живут за счет того, чтобы потребителям что-нибудь продать, то потребители в сумме являются довольно большой силой. По крайней мере, тогда, когда люди хотят и могут эту силу применить. Повсеместный бойкот товаров является очень сильным оружием. Пример: бывшая нефтегазовая платформа  «Брент Спар» севернее Шетлендских островов (Великобритания). Когда в 1995 году известный нефтяной концерн «Шелл» хотел утопить в Атлантическом океане одну из своих маленьких плавающих нефтяных цистерн «Брент Спар», общество «Гринпис» забило тревогу. В этой захватывающей дух и отчаянной операции защитники окружающей среды с помощью вертолетов заняли платформу, которая уже была кораблем отбуксирована в море и снимали все на видеокамеру. Кадры и информация обошли весь мир. В результате потребители, т.е. водители машин во многих странах были так возмущены, что не хотели заправлять машины бензином «Шелл». Они заправляли машины у конкурентов. Оборот «Шелл» упал на 50%. Следствие 1: «Шелл» должен был признать свою неправоту и объявил в газетах и на телевидении: «Мы все поняли – мы исправимся». Следствие 2: «Брент Спар» не утопили в море, а перевезли в Норвегию, где разобрали и согласно предписаниям ликвидировали.

Потребители являются большой экономической силой, если они все делают одно и тоже и вынуждают предприятия так производить продукцию и обслуживать покупателей, чтобы это соответствовало желаниям и потребностям потребителей. Это и называется «рынок». Оферент и покупатель договариваются на счет качества и цены. Тематизировать эту взаимосвязь и по возможности инициировать через соответствующие сообщения, короче говоря, возбудить общественную дискуссию – относится к «общественной          задаче средств массовой информации». И для этого требуется не всегда только «Гринпис».

Подробная история или репортаж о «качестве» продукта или обслуживания какой-либо фирмы, вместе со скромным намеком на то, что предприятия могут продавать плохие продукты только до того момента, пока покупатели это акцептируют и не переходят на продукцию конкурентов, может в принципе вызвать тот же эффект: заставить задуматься потребителей – что будет предварительной ступенью к дальнейшей дискуссии.

Примером может служить тема «здоровое питание/продукты». Там можно задать много журналистских вопросов:

  • Являются ли всемирно известные фирмы по качеству такими же, как собственная продукция? Или свои лучше? И почему?
  • Они дороже или дешевле? В каких странах они дороже, в каких – дешевле и почему?
  • Они производятся в стране или за рубежом, обеспечивая, таким образом, рабочие места в своей стране или нет? И где платят налоги заграничные фирмы? И каким людям, в каких странах эти деньги из бюджета государства идут на пользу?
  • Есть ли в продуктах питания «сомнительные» пищевые добавки или даже вредные вещества? Все ли пищевые добавки известны и указаны ли они на упаковке? Если нет, то почему?
  • Можно ли (например, журналисту) осмотреть предприятие? Или фирме есть что скрывать?
  • Соблюдаются ли при производстве продуктов все предписания, например инструкция по технике безопасности? Кто это контролирует? Как часто? И насколько независимы эти «проверки»?

Подобные вопросы можно задавать и касательно других обиходных товаров: машины или холодильника, стереомагнитофона или мебели. Тогда дополнительно речь пойдет о:

  • гарантии: как долго и насколько несложно это функционирует;
  • сервисе, например, при ремонте или поставке запчастей.
  • Были ли продукты протестированы и кем? Можно ли самому присутствовать при таких тестах?

Так как (нормальные) люди, т.е. потребители должны платить намного больше денег за эти товары, то они хотят как можно больше знать о продукте, и именно до его приобретения, так как с этими знаниями можно сэкономить много денег при правильном выборе товара.

Расследования и вопросы по поводу этого комплекса тем оправдывают себя. Во-первых, можно узнать много вещей, о которых раньше не знал, а во-вторых, остальным людям тоже интересны результаты. Из этого можно даже сделать целую серию, например, сравнивая предприятия, которые производят одни и те же продукты.

В Германии, например, существует хорошо оснащенный независимый фонд теста товаров «Штифтунг Варентест» (www.test.de), который тестирует, т.е. сравнивает продукты между собой.  

Этот фонд издает ежемесячный журнал, в котором печатаются все результаты тестов, дополнительно к публикации их в интернете. Журнал влияет на то, что универсальные магазины и частная торговля очень быстро изымают из своего сортимента те продукты, которые при тестировании оказались хуже остальных. И наоборот, «победители» теста пишут об этом на упаковках своего товара и создают себе дополнительную рекламу. Результат для общества состоит в том, что уровень качества товаров постоянно повышается, и, как следствие, плохие продукты плохо продаются.

3. Уровнем может быть, например, медицинское обеспечение.

Можно задать следующие вопросы:
  • Сколько врачей существует в городе или области на тысячу человек?
  • Сколько врачей скорой помощи или машин скорой помощи?
  • Сколько существует больниц? И какие отделения там есть? На сколько кроватей?
  • Как выглядит оснащение новыми медицинскими приборами?
  • Как выглядит реанимационное отделение?
  • Есть ли спасательные вертолеты?
  • Какое время потребуется, чтобы на них достичь места аварии?
  • Насколько успешно проходят операции в критических или сложных случаях?
  • Какая средняя продолжительность жизни в городе или области?
  • В каком городе или области живут дольше, какая там фактическая продолжительность жизни?
  • И так далее…

Такие данные можно изображать абсолютно и в процентах. Чтобы было возможно сравнивать с другими данными, надо многое пересчитывать на 1.000 жителей, например 4 врача на 1.000 жителей. Или наоборот: количество жителей на одного врача, тогда получается, что на одного врача приходится примерно 300 жителей. Результаты собственного расследования, которое обязательно проводить самому, особенно если речь идет о маленькой области (район города, город, регион и т.д.), можно потом сравнить с:

  • данными официальной статистики со стороны учреждений;
  • внутригосударственными данными;
  • и международными данными (UN, OECD и т.д.).

На основе этого материала можно составлять таблицы или сделать небольшой атлас. Последнее – более модная форма представления и пояснения. Людей действительно интересует: где, (естественно в среднем), умирают раньше? Где живут дольше? Где лучше обеспечение? Показатели, отличающиеся от среднего уровня, становясь известными общественности, оказывают давление на тех, кто отвечает за повышение уровня обеспечения.

4. Уровень касается работы или уровня жизни на рабочем месте.

Люди проводят большую часть своей жизни на работе. Работа означает доходы и уверенность в завтрашнем дне и может, если повезет, даже доставлять удовольствие. Американцы бы сказали, что и здесь должен каждый человек иметь право, выбирать рабочее место, чтобы обеспечить финансовую сторону своего «стремления к счастью».

Здесь можно рассматривать многие аспекты и вопросы: рабочее время и количество отпускных дней, премии и страхование в случае болезни, соблюдение правил безопасности на рабочем месте, насколько возможно продвижение по служебной лестнице и от чего оно зависит (партийная принадлежность или профессиональная квалификация) и т.д.

Каждая страна имеет, естественно, свою собственную историю, свои традиции и поэтому свою собственную культуру. Однако можно в таком интернациональном мире задать вопрос, как например, выглядит культура труда в других странах? И тогда уже сравнивать. Или расследовать и по-журналистски разъяснять, почему там или здесь они различаются.

Интересное журналистское поле работы существует тогда, когда целью расследования становится большой концерн, который находится в другой стране, но в России, например, тоже выпускает и продает свою продукцию. Отличаются ли условия жизни работников концерна там от условий жизни работников этого концерна у себя на родине? Как это объясняют концерны? И считают ли они справедливым, что соответствующие условия труда в другой стране хуже?

Такую информацию можно легко добыть: такие концерны как Сименс или Фольксваген (Германия), Икея (Швеция), Сатурн или Медиамаркт (холдинг в Швейцарии), Кока-Кола или Макдональдс (США) являются в своих странах сравнительно прозрачными. Кроме того, существуют профсоюзы и университеты, а также неправительственные организации (например, www.corpwatch.org), в которых много знают и где можно получить информацию.

Плохие условия труда уже приводили к тому, что в западных странах были серьезные проблемы в концернах: они должны были предпринимать изменения, а именно – в пользу потерпевших рабочих. Примером может служить спортивная фирма «Найк». В 1997 году фирма «Найк» наняла консалтинговую фирму «Эрст энд Янг», проконтролировать все заводы. В сообщении для внутреннего пользования, например, стояло, что на заводе недалеко от города Хо Чи Мин (во Вьетнаме), опасность раковых заболеваний для работниц до 25 лет, из-за недостаточных мер безопасности при возникновении высокодисперсной пыли, была очень высокой – 77% молодых девушек уже были больны. Кроме того: они должны были работать 65 часов в неделю за 10 долларов в неделю. Отчет был передан в «Нью Йорк Таймс», которая 8 ноября 1997 года об этом написала (вставить линк: http://www.nytimes.com/1997/11/08/business/nike-shoe-plant-in-vietnam-is-called-unsafe-for-workers.html?pagewanted=print&src=pm). Оригинальное сообщение от «Эрст энд Янг» сохранилось в архиве неправительственных организаций:

http://www.corpwatch.org/article.php?id=2488

Едва газета «Нью Йорк Таймс» сообщила об этом, как другие средства массовой информации подхватили эту историю и повергли фирму «Найк» давлению со стороны покупателей. Кроссовки «Найк» сразу же приобрели плохой имидж. «Найк» должна была улучшать ситуацию и поручила своему субподрядчику – фирме «Тае Кванг Вина» в Корее провести изменения. Фирма «Тае Кванг Вина», поставленная между «Найк» и заводами, задействовала больше 9.000 работников в Юговосточной Азии и уже только на указанном выше заводе выпускала около 400.000 кроссовок, которые были проданы в других странах по высокой цене. В 2001 году произошло следующие, ставшее известным, событие на мексиканской фабрике промежуточной продукции «Кукдонг»: там производилось около одного миллиона спортивных маек «Найк». Когда рабочие попробовали протестовать против плохих условий труда, их уволили. Общественное внимание к этой истории привело к тому, что «Найк» своему мексиканскому поставщику должен был а) разрешить создание профсоюзов и б) принять назад уволенных рабочих.

Так как в том же году стало известно, что на «Найк» в Индонезии работали молодые девочки, которым мало платили и к тому же сексуально эксплуатировали, 2001 год стал плохим годом для менеджеров фирмы «Найк». Год спустя, в 2002 году неправительственная организация «Оксфам» опубликовала критический материал с фотографиями и документами о плохих условиях труда для женщин в Индонезии, которые шили для фирм «Найк» и «Адидас». Вскоре после этого выяснилось, что в Пакистане на «Найк» вынуждены работать даже малолетние дети.

Все это очень негативно повлияло на «Найк» – фирма вынуждена была реагировать, чтобы и дальше мочь делать большие обороты. Их реакция номер один в 2005 году: «Найк» обязала каждого поставщика и субподрядчика соблюдать „Code of сonduct“ (кодекс поведения). Реакция номер два: фирма «Найк» опубликовала список всех своих субподрядчиков и фабрик по всему миру в интернете (на странице):

http://www.nikebiz.com/responsibility/workers_and_factories.html.

Сейчас кто угодно может проверить, насколько соблюдаются справедливые условия труда на фирме «Найк» – любые «нормальные» люди, организации по правам человека, журналисты и т.д.

Информацию можно расследовать в кооперации с такими, например, неправительственными организациями как:

www.cleanclothes.org
www.sweatshopwatch.org
www.oxfam.org или www.oxfam.org.au/explore/workers-rights/nike
www.reclaimdemocracy.org

Во многих американских университетах также существуют институты или профессора, которые со своими студентами наблюдают за предприятиями и следят за тем, чтобы там соблюдались права человека и справедливые условия труда: кооперация с ними оправдывает себя.

Уровень 5 представляет собой обеспечение безопасности.

Это относится к таким большим технологиям, как атомная энергия. Примеры: „Three Mile Island“ – реактор в Харрисбурге 1979 (США), Чернобыль 1986 (Советский Союз, точнее Украина), Фукушима 2011 (Япония). Речь идет также о более распространенных опасностях, например в дорожном движении, на железной дороге, на кораблях и паромах или в самолетах. Без мобильности сейчас ничто не может функционировать и поэтому технологическая безопасность относится также к качеству жизни. Пример – Греция. В этой богатой островами стране транспортное сообщение часто осуществляется только при помощи маленьких кораблей или паромов. Так как в Греции многое отличается от Германии, да и сами греки не настолько обладают осознанием опасности как немцы, аварии на паромах происходят в Греции чаще: паромы сталкиваются друг с другом или врезаются в остров, опрокидываются, или вообще идут ко дну. Причины: корабли слишком старые и ненадежные. Правила безопасности не соблюдаются, так как не воспринимаются всерьез. Или вся команда смотрит футбол по телевизору, вместо того, чтобы быть на палубе.

Так как многие немцы любят проводить отпуск в Греции, немецкое общество «АДАЦ» – сообщество немецких автомобилистов, организует регулярные тесты: немецкие специалисты проверяют безопасность паромов или кораблей в Греции. Результаты до сих пор довольно плачевные, например как в 2009 году (страница «АДАЦ» Karte_Faehrentest2009.pdf).

Конечно «АДАЦ», обладая большими финансовыми возможностями, может себе позволить проводить такие тесты, так как в этом сообществе состоит 17 миллионов человек. Но и для средств массовой информации и для журналистов подобное возможно. Журналисты могут сами, например находясь в отпуске, проверить все  актуальные корабли: рассмотреть (и как турист сфотографировать):

  • Сколько человек в экипаже судна и насколько они осторожны?
  • Есть ли везде спасательные лодки и достаточно ли их, чтобы разместить всех пассажиров?
  • Какие еще есть спасательные средства (спасательные жилеты и т.д.)? Подходят ли они также и для детей?
  • Достаточно ли на борту огнетушителей?
  • Предупреждают ли пассажиров заранее, что они в случае аварии должны делать (как в самолете рассказывают, где находятся спасательные жилеты и т.д.)?

Корабли идут ко дну во многих странах и многие люди гибнут. Сообщать о недостаточных мерах предосторожности – это стоящая задача. И наоборот, интересно описывать позитивные случаи, когда корабли или другие инстанции делают все возможное, чтобы пассажиры были всегда в безопасности. Так как от этого зависит жизнь людей, то можно рассчитывать на большой интерес со стороны читателей или пользователей. Они хотят знать такие вещи.

Пример: катастрофы, на которых можно и нужно чему-то научиться, если их не смогли предотвратить. Это можно было бы назвать еще одним уровнем, который негативно описывает качество жизни уже после катастрофы. Но если это невозможно было предотвратить, то нужно, по крайней мере, уметь извлекать из этого уроки. Не смотря на всю трагичность таких событий, пользователи средств массовой информации интересуются такой информацией, которую, однако, нужно тщательно искать. Например, с помощью тщательной реконструкции и хронологии всех событий:

  • Что и когда произошло? Кто что делал и когда?
  • Кто был ответственен за произошедшее?
  • Кто и какие решения принимал? Были ли эти лица уполномочены это делать?
  • Когда пришла первая помощь? Было ли сделано все в сжатые сроки или позднее, чем можно было ожидать?
  • И если слишком поздно, то почему?
  • Как этого можно избежать в дальнейшем или каким образом спасатели могут быстрее достичь места аварии?

При такой детальной реконструкции можно быстро выяснить, на ком лежит ответственность, и объяснить, почему случилось несчастье. Отсюда можно сделать выводы, как избежать таких вещей в дальнейшем. Можно повысить чувствительность людей, чтобы они сами стали задумываться над такими причинными связями: чтобы смочь сделать соответствующие выводы.