7.5 Идеи и отправные точки журналистов

В Германии с 1992 года существует проект «вентильные камни» (www.stolpersteine.com), который был создан по инициативе кельнского художника Гюнтера Деминга. По поводу 50 годовщины приказа Генриха Гиммлера, депортировать всех цыган – в Кельне это касалось 1.000 человек – художник вмонтировал первый камень в мостовую перед исторической кельнской ратушей: кубический бетонный камень с медной пластиной сверху. На такой пластине выбита, например, фамилия депортированного и позже убитого гражданина (как на примере ниже – камень из Берлина). Это должно стать таким маленьким памятником-напоминанием: во время прогулки «спотыкаешься»( stolpern – спотыкаться) о прошлое, о судьбу человека, которого больше нет. «Люди, о которых забывают, умирают вторично» – гласит древняя еврейская поговорка.

Stolperstein

 Здесь жил Ханс Якоб Закс 1872 года рождения, депортирован 11.09.1942 в Терезиенштадт, убит 29.09.1942 в Треблинке.

Художник сначала сделал свой первый камень без разрешения властей – это была акция искусства по созданию символа. Должно было пройти несколько лет, чтобы его идея стала знаменитой. Зато сейчас его просят все больше не только местных политиков в ратушах, но и наследников убитых евреев монтировать следующие «спотыкательные» камни во имя памяти. Сейчас существует уже больше 30.000 таких камней-напоминаний в 650 местах в Германии. Теперь они есть уже в Голландии и Бельгии, в Италии и в Норвегии, а также в Польше, Чехии, Венгрии и Украине.

Этот проект существует частично также в сотрудничестве со школами, которые разбирают на уроках истории события нацистского времени и преследования евреев. Ученики ищут частично в архивах или старых адресных книгах, пытаются найти потомков, которые часто живут разбросанные по всему миру, ищут информацию, фотографии и материалы об этих людях. Например, в начальной школе Лёкнитц в Берлинском районе Шенеберг (www.loecknitz-grundschule.de). Там такой проект существует уже с 1994 года: школьники каждого шестого класса строят на школьном дворе стену-памятник. Сейчас в ней уже 900 камней, которые напоминают о 900 жертвах.

Короткое описание есть на стр. http://www.loecknitz-grundschule.de/auszuege_engl.htm.

Подобные проекты можно проводить в различных вариантах:
в сотрудничестве с музеями, архивами, школами или другими единомышленниками. Параллельно к этому можно сделать целую серию портретов и судеб пропавших людей, к каждой фамилии собственную страницу в интернете или всех вместе поместить в один онлайн-архив.

Такой архив создал, например, английский профессор истории Орландо Фигес при лондонском университете: параллельно к его книге «шептуны» („The Whisperers“). Он как ученый с помощью других институтов (напр. Мемориал) в своей многолетней работе интервьюировал более 1.000 человек в России. Он интересовался их переживаниями и судьбами, а также судьбами их родителей, бабушек и дедушек в сталинское время. Результатом является абсолютно новое написание истории, описывающее это непростое время в различные периоды и из переживаний тысяч людей: www.orlandofiges.com

Немного другой проект касается реконструкции того, что произошло около берлинской стены, отделяющей с 1961 по 1989 год Берлин в качестве так называемого железного занавеса, который поделил весь мир на «восток» и «запад». В Германии был разъединен целый народ с общим языком и общей культурой, разорваны семейные связи и поломаны человеческие судьбы. Многие в ГДР не желали с этим мириться и пробовали различными способами спасаться бегством, то есть преодолеть настоящую стену и вмонтированные в нее хитроумные охранные сооружения (например, устройства с автоматическим выстрелом). Некоторые копали туннель, другие пробовали переплыть через Балтийское море. Многим побег удался, но многим и нет. Воспоминания об этих «мертвых стены», которые за свое желание свободы вынуждены были заплатить жизнью, хранятся в различных институтах:

www.berlinermaueronline.de
http://www.dailysoft.com/berlinwall
http://www.berlinermaueronline.de/geschichte/mauertote.htm
http://www.mauermuseum.de/english/frame-index-mauer.html

Так как такие проекты означают затраты, то имеет смысл сотрудничество. Преимущества:

  • Можно экономить силы и ресурсы посредством разделения труда или целенаправленно распределять их на несколько человек.
  • Возрастает вероятность, что вдвоем можно собрать больше информации.
  • Уже потому, что у двоих возникает больше идей, где и как можно ее найти.
  • С партнерами расширяется и круг заинтересованных лиц, которые потом смогут воспользоваться этой информацией (аспект маркетинга).
  • Увеличивается идеальная поддержка, которая часто требуется в таких проектах.

В результате, становится возможным вразумительно передавать важную информацию молодежи, которая позже будет управлять политикой и экономикой. Чем старее определенные события или эпохи, тем сложнее получить информацию, например от очевидцев – людей, которые сами пережили определенные вещи или имеют об этом сведения.

Историческая наука, которая расширила теперь фокус своего внимания и на «нормальных» людей, работает методом так называемого звукового репортажа «Oral History»: исторические данные, которые собираются посредством интервью и воспоминаний пострадавших или очевидцев.

Пример: Час ноль – новый старт. Или перелом и многие фазы изменения.

В Германии так называемый час ноль или новый старт был уже давно – в 1945 году. В России это произошло не так давно: в 1985/1986 годах начались первые изменения с перестройкой и гласностью при Михаиле Горбачеве. С попытками первых реформ в Польше и в Венгрии, а затем с падением берлинской стены в 1998 году все больше Советских Республик отделялось от Советского Союза и объявляло о своей независимости (Литва, Грузия, Эстония, Латвия, Беларусь, Украина и т.д.). В августе 1991 года свершился путч против Горбачева. Короткое время спустя началась эра Ельцина.

С того времени многое изменилось. Причем почти на всех политических и экономических уровнях. А также в науке и культуре. Ведь сейчас стало многое возможно из того, что раньше было запрещено, вдруг открыли границы и уже мог начаться обмен идеями, мыслями и товарами.

Время ноль, не важно, как его называют: новый старт или перелом и многие фазы изменения – можно описывать множеством способов: очень обобщенно и с перспективы сверху. Но также и на многих уровнях ниже – до каждого города или каждой деревни:

  • Что произошло в собственной области или городе?
  • Что произошло в каждой семье?
  • Или в школах и в комсомольских организациях?
  • Как конкретно происходили перемены из одной фазы в другую или из одной системы в другую?
  • Что произошло с тех пор с представителями власти? Как они утверждались в фазы перелома? Что они делают сейчас?
  • Что изменилось с переходом из одной фазы в другую?
  • Как было затронуто население?
  • После этого стало лучше или хуже?
  • Почему?
  • Кто хотел предотвратить перелом?
  • Что с ними с тех пор произошло? Они снова смогли сделать карьеру (как, например, это произошло в Германии)?
  • Так было во всех областях и городах или где-то по-другому? И почему?
  • Как все развивалось дальше? И почему?

Для этого нужно знать разные фазы изменений или переломные фазы с 25 июля 1986 года, чтобы знать и понимать, как выглядели политические условия и

  • что каждый раз было желательно с позиции сверху (в ЦК или в КПСС),
  • что было желательно для нижестоящих властей (например, в областных центрах)
  • и как люди «внизу» в каждом случае на это реагировали?

В качестве очень наглядного и очень хорошо читающегося введения можно порекомендовать книгу Ольги Крыштановской 2004 года: анатомия русской элиты. Крыштановская – это профессор социологии и директор института прикладной политики, а также руководитель проекта исследование элиты при российской научной академии. Для своего анализа она опросила многих представителей власти и собрала сведения. Книга дает великолепное ознакомление также с различными фазами перелома и возникновением отдельных слоев элиты. Некоторые результаты автор опубликовала в 90-х годах во многих газетах, например в «Известиях».

Для исследований того времени это ноу-хау обязательно. Такие общие собранные вместе результаты и научные выводы можно использовать сейчас для журналистских целей и исследовать

  • на самом нижнем уровне,
  • по областям или городам
  • или по учреждениям

Составлять ли всю историю возникновения империи олигарха или закончить, не доводя до конца, (но со ссылкой на то, что, в конце концов, все оказалось в руках одного олигарха) – каждый должен решать сам.

Неважно насколько большой период времени займет такая реконструкция, из этого можно даже сделать, так сказать, нескончаемую серию. Ноу-хау, а также собранный и полученный материал, будут нужны не только для актуальных расследований. Совершенно точно, что они пригодятся еще раз через некоторое время. Например, когда времена изменятся или на одном из таких предприятий начнется новое развитие. Тогда тот, кто уже заранее собрал детальную информацию, будет иметь преимущество перед остальными. Это и есть журналистский опыт: один раз полученный материал полезен в течение долгого времени. Так как в процессе расследования была возможность как-то «специализироваться», а знания специалистов требуются очень часто.

Независимо от таких длительных перспектив: актуальными результатами расследований можно обмениваться с коллегами из других областей или городов. И потом из этого сделать одну или несколько книжных публикаций или онлайн страницу.

Собственно и телевизионные каналы могли бы этим заинтересоваться. Сотрудничество на всевозможных уровнях – это большая помощь.

Также очень важно сотрудничество с людьми, которых опрашивают и берут интервью.

Можно начать с маленького объявления в газете, в котором содержится информация о том, что планируешь и кого хочешь найти. Проект можно представить также в рамках сообщения или первого репортажа, для которого было проведено первое интервью и в котором описывается, насколько просто или насколько сложно проходило расследование. И вполне можно исходить из того, что такой проект после первого объявления или публикации быстро распространится из уст в уста. После этого должно стать легче получить новую информацию и партнеров для интервью. Описание собственных приключений в погоне за информацией интересует людей собственно всегда, так как они интересуются тем, как достается информация. Особенно когда она очень трудно достается. Тогда люди лучше начинают понимать, почему они не сразу имеют возможность получить то, что они бы хотели прочитать или увидеть.

Независимо от очевидцев нужно подумать, где могут быть архивы, которые могли бы помочь в поисках. Архивы и документы существуют, наряду с государственными архивами и коллекциями, часто также в церквях и монастырях. Также в ратушах должно быть что-то подобное. Нужно помнить и об университетских или других библиотеках: не только смотреть в каталогах, но спрашивать и работников библиотек тоже – часто определенные материалы, по разным причинам, хранятся в специальных архивах, доступ к которым получает только тот, кто делает запрос. Если находятся книги по интересующей теме, нужно искать контакт с автором – писатели, которые пишут книги по какой-то определенной специальности, всегда имеют материал.

Кроме того существуют другие учреждения, которые собирают информацию – например такие как Мемориал. Можно опрашивать эмигрантов за границей или институты при иностранных университетах, которые занимаются историей России или других стран. Нельзя также забывать, что все больше людей выставляют информацию в интернет. В России можно начать с института социологии при Российской академии наук. Можно также навести справки в немецком историческом институте (http://www.dhi-moskau.de/ru/issledovanija). Там знают и другие научные институты, которые могут быть полезны. Это как лавина – где-то начинаешь и, в большинстве случаев, расследование идет все быстрее. Но нужно действительно с чего-то начать. Иначе не появится никакой эффект лавины.

То, что выше было написано по поводу «часа ноль», можно также реализовать, если наблюдать биографию «предприятий», т.е. бывших коммунистических организаций, организованных и управляемых до 1986 года государством или партией. В этом случае речь идет не только о вопросах, описанных выше, но и дополнительно о других вещах:

  • Кто имел власть сначала? И кто – в каждой переломной фазе?
  • Как пришел к власти новый «шеф»?
  • Кому принадлежала фирма задолго до этого? И кому – до 1990 года? Или еще раньше?
  • Как она была организована, и откуда взялись деньги, если тогда требовались новые инвестиции?
  • Какое значение имела эта «организация» для населения?
  • Было предприятие когда-то передано в собственность народу, например на паях или посредством акций?
  • Кто получил долю на предприятии? Какими деньгами это было финансировано?
  • И кто кому потом продал свои доли или все предприятие?
  • Что сделал с ним новый покупатель, т.е. владелец предприятия?
  • Попало ли оно в руки олигарха? И как это происходило в деталях? Какими деньгами это было финансировано?
  • Какие последствия для работавших (или до сих пор работающих там) людей имели эти изменения?

И для этого вида вопросов непременным условием является знание того времени и развития с тех пор, по крайней мере, до 2000 года. Здесь можно еще раз упомянуть книгу «Анатомия русской элиты», особенно главы 4 и 5. Там очень четко описаны также фазы перелома с экономической точки зрения.

Дополнительными источниками для социолого-экономических расследований в этом контексте являются, например:

  • торговый реестр (ср. Глава 4.4.1 – глава в данный момент находится в разработке, позже здесь появится рабочая ссылка)
  • ведомство земельного кадастра (ср. Глава 4.4.2 – глава в данный момент находится в разработке, позже здесь появится рабочая ссылка)
  • архивы прессы или другая «общедоступная» информация (vgl. 4.4.3 – глава в данный момент находится в разработке, позже здесь появится рабочая ссылка)
  • комсомольские архивы, партийные архивы (по мере доступности) и подобные учреждения.

Исследование информации о предприятиях, как для журналистов, так и для читателей, увлекательно еще и потому, что там речь идет о рабочих местах. Рабочие места означают доходы, а доходы означают жизнь. И особенно, если от них зависит развитие дальнейшей жизни детей и молодого поколения.