1.1.3 Четыре примера из четырех десятилетий и четырех стран

Пример 1: Война во Вьетнаме и Уотергейт в США

В 1968 году в США снова, после долгого периода времени, президентом становится республиканец Ричард НИКСОН, который восемь лет назад проиграл совсем немногим другому претенденту Джону Ф. Кеннеди ( демократическая партия). Хотя США постепенно и выходит из войны во Вьетнаме, которая официально началась в 1964 году и из-за этого Никсон видит «молчаливое большинство» за собой, однако настроение падает – все больше солдат возвращаются на родину в гробу или остаются инвалидами. В 1969 году

1969 журналист Саймоур М. ХЕРШ потрясает мировое общественное мнение его реконструкцией   Май Лай-резни: солдаты убили жителей южновьетнамской деревни (ср. HERSH 1969;  в 1970). Никсон поручает установить прослушивающие устройства: как у его сотрудников в белом доме, так и у многих журналистов, например у Херша и у тех, кто сообщал о тайной бомбардировке в Камбодже. В 1971 году, не выдержав уколов совести, сотрудник Пентагона Даниэль ЭЛЛСБЕРГ копирует, так называемые впоследствии, документы Пентагона, которые документируют начало, завязку и фактический размер военных действий и дает их нескольким газетам для публикации, например, Нью-Йорк Таймс. Никсон кипит злобой – особенно, когда высший американский суд признает свободу печати важнее, чем аргументы в пользу национальной безопасности: газетам разрешено публиковать материалы дальше. Правительство США начинает целенаправленную клеветническую кампанию против высокого по рангу сотрудника и нанимает грабителей для кражи у его личного психоаналитика его досье, чтобы потом можно было цитировать из него. Одновременно с этим, телефон Эллсберга прослушивается. Никсон не воспринимает всерьез фильм «Продажа Пентагона», в котором кинематографист Петер Дэвис в 1971 году критикует информационную политику пропаганды белого дома и корреспонденцию из Вьетнама – фильм не был показан в больших кинотеатрах.

Так как общественное мнение все более разделяется, для демократической партии может появиться шанс на выборах в 1972 году. Никсон хочет действовать наверняка и точно знать, что планируют конкуренты, поэтому он дает указание планировать соответствующие акции. Пять "жестянщиков", как их принято называть в Белом доме, врываются в штаб-квартиру Демократической партии, которая находится в элегантном здании Уотергейт в Вашингтоне. Вторжение проходит гладко по сценарию. Однако позже выясняется, что только один из нескольких жучков функционировал и, не все документы удалось переснять – кнопка фотоаппарата плохо работала. Что же делать? 17 июня 1972 года акцию повторили. На этот раз, хотя все жучки и фотоаппараты работают, но обученных осторожности и точности бывших сотрудников ЦРУ застает полиция.

С этого начинается так называемая афера Уотергейта, о которой еще не раз пойдет речь в этой книге, чего не подозревали еще в то время ее участники.

Предварительный результат этого скандала, который раскрывают до того сравнительно неизвестные локальные репортеры: два года спустя, в 1974 году президент мировой державы США опережает начатый процесс отстранения от должности – обиженный Ричард Никсон с позором уходит сам.

Пример 2: Афера с осадком в Швейцарии

В 1992 году в Швейцарии: 2 сотрудника Цюрихской очистной станции обнаруживают, что несколько уполномоченных со стороны муниципалитета частных предприятий утилизации отходов разгружают осадочный шлам не на предусмотренных для этого свалках, а, против всяких правил, прямо на природе. Оба сотрудника устанавливают, кроме того, что фирмы утилизации отходов, в которых принимает финансовое участие известный муниципалитет, предоставляют свои услуги по чересчур завышенным ценам и снабжают к тому же ответственного городского управляющего регулярными денежными платежами. Они бьют тревогу в служебном порядке – внутри предприятия. Обоих увольняют, так как городские отцы не желают общественного скандала. Однако в 1994 году выходит книга, которая документально подтверждает в деталях те события (ПОМОЩНИК 1994 г.); вскоре после этого происшествие становится политической темой в Цюрихе в рамках парламентской комиссии по расследованию. Сознательных и преданных своему делу сотрудников реабилитируют, а шесть служащих муниципалитета осуждаются – в Швейцарии: к мягким штрафам.

Пример 3: Английский министр обороны, который торгует оружием и лжет

На год позже, Англия: Джонатан АЙТКЕН, член Английского парламента (консервативная партия) и так называемого высшего общества, к которому принадлежит как раз должность министра обороны Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, проводит частным образом выходные в Парижском отеле Ритц, чтобы встретиться там с одним очень хорошим знакомым – принцем из саудовского королевского дома. Обоих связывают коммерческие интересы: начинающий министр обороны хочет подрабатывать с помощью торговли оружием. Год спустя журналист и публицист Давид ЛИ в его фильме «Арабский Джонатан» для лондонской телекомпании Гранада телевидение, а также британская ежедневная газета Гуардиан, известная своими критическими репортажами нападают на след первой информации, расследуют, реконструируют и опубликовывают шаг за шагом частные сделки. Член правительства АЙТКЕН предъявляет иск об оскорблении, обвиняет средства массовой информации и журналистов. СМИ смогли продержаться – четыре года подряд – расследовали дальше и смогли позже доказать, что министр не только сам давал ложные показания на суде под присягой, но и подстрекал других, например, его 16-летнюю дочь, ко лжи перед судом. В 1999 Джонатан АЙТКЕН терпит крах: лично (развод), в финансовом отношении (фирма банкрот), политически (отставка). Суд приговаривает бывшего министра к 18 месяцам тюремного заключения (без испытательного срока).

Пример 4 из Германии: Автоконцерн Фольксваген «покупает» себе политиков и профсоюзы

Январь 2005: многие средства массовой информации, в том числе «Фокус» и «Южнонемецкая газета», сообщают о парламентариях в Нижнесаксонском ландтаге, а также и в Бундестаге, которые одновременно числятся в ведомости Фольксвагена. Один из тех, кто дважды кассировал деньги, бывший служащий и член производственного совета при Фольксвагене, Ханс-Юрген Уль, член фракции от СДПГ в Берлинском Бундестаге, не оспаривает этого факта, молчит, однако, о суммах, выплаченных ему в виде дополнительных зарплат. Общественная дискуссия по этому поводу сначала затихает, но гамбургский редактор «Фокуса» Кайман ЁЦГЕНК продолжает расследовать и узнает из своих первых расследований: коррупция на Фольксвагене распространена, в этом замешаны менеджеры высокого ранга и производственные советы. Интенсивные поиски ведут через полгода к первой большой истории фокуса «Поставщик рассказывает» (27.06.2005), которая сдвинет с мертвой точки так называемую аферу Фольксвагена: член якобы добровольно выделенного правления дочерней фирмы Фольксвагена – Шкоды и одновременно член правления в Чехии, уполномоченный Фольксвагена для важных внешних рынков и доверенное лицо правления  Фольксвагена (Петер ХАРЦ), брал взятки и основал сомнительные маскировочные фирмы, чтобы набивать собственные карманы. На следующий день прокуратура города Брауншвайг начинает расследование, еще через два дня председатель производственного совета Фольксвагена Клаус ФОЛЬКЕРТ уходит в отставку – из-за его «солидного возраста». К тому времени в это уже никто не может поверить и таким образом, все идет своим чередом. В (предварительном?) конце этого скандала является установленным, что менеджмент Фольксвагена «купил» профсоюзы и, ответственный за это на наивысшем уровне, Петер ХАРЦ, чьим именем называется (якобы) революционная реформа рынка рабочей силы (« ХАРЦ IV»), украшает персональное правление Фольксвагена и является близким другом федерального канцлера ШРЕДЕРА. Фольксваген заманивал важных профсоюзных боссов (большим количеством) денег и сексом: посещения борделей и знатных публичных домов, увеселительные поездки в Бразилию и Виагра – все это оплачивалось через регулярный счет издержек при Фольксвагене. Также сам Гарц развлекался за счет его работодателя. Суд земли Брауншвейга приговаривает его к испытательному сроку и денежному штрафу в размере 576.000 евро: из-за «тяжелой неверности» и «льгот» для производственных советов, в частности, из-за его особых платежей ушедшему в отставку председателю заводского комитета в размере почти 2 млн. евро. Его дорогая проститутка получила от Фольксвагена почти 400.000 евро. Финансирование Фольксвагеном всех, без исключения, членов профсоюза и производственных советов, не обошло также и депутата Бундестага Ханс-Юргена Уля, которого иллюстрированная газета называет «самым завравшимся политиком Германии», так как он – до самого конца и под клятвой – отрицал все – но и он, как член производственного совета, был клиентом проституток Фольксвагена. Никто из приведенных здесь для примера действующих лиц не был заинтересован в том, чтобы сделать собственную историю достоянием общественности или чтобы это сделали другие. Напротив: все старались скрыть своё политически абсолютно сомнительное или нелегальное поведение, взяточничество и двойную мораль или мошенничество, а когда первые слухи или информация все же просочились, то прятать, манипулировать в крайнем случае оказывать давление на противников, например СМИ, и по возможности дезавуировать. «Завравшийся» депутат Бундестага запрещал даже в судебном порядке (фальшивыми) «равносильными присяге заявлениями» пяти издательствам публиковать правду о его финансированных Фольксвагеном приключениях с проститутками.