5.3 Защита источников информации журналиста

А.Г. Рихтер1,
профессор факультета журналистики
МГУ имени М.В.Ломоносова

Любое лицо, предоставляющее информацию журналисту, следует рассматривать как «источник информации». Закон РФ «О средствах массовой информации» 1991 года (далее – Закон о СМИ) устанавливает, что одной из обязанностей журналиста является сохранение в тайне источника информации (п. 4 ч.1 ст.49). Это один из основных принципов журналистской профессии, смысл которого заключается в следующем. Достоянием общественной свободы является то, что граждане могут безбоязненно сообщать журналистам о социально значимых проблемах и событиях, а также обсуждать – в том числе анонимно – подобные события в средствах массовой информации, — даже если предоставленная ими информация включает сведения о неблаговидных поступках и поведении самих информаторов. При этом дискуссия в СМИ имеет общественную значимость большую, чем непосредственное нахождение и осуждение виновных. Введение такой нормы предоставляет защиту как гражданину, который, разглашая информацию, уже не опасается за свою судьбу и благополучие, так и журналисту — от несвойственной ему роли агента государственных органов охраны правопорядка.

На практике эта обязанность должна обеспечивать освобождение журналистов от необходимости раскрывать источники информации, полученной ими в процессе профессиональной деятельности. В связи с этим заметим, что пункт 3 статьи 56 «Свидетель» Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ приводит перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей (адвокат, священнослужитель и др.), в который не входят работники СМИ.

На первый взгляд возникает противоречие положений УПК и Закона о СМИ. Но существование этого закрытого перечня не исключает возможности иных случаев освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Такая возможность прямо предусмотрена Конституцией РФ (ч. 2 ст. 51), которая позволяет преодолеть указанное противоречие между нормами Закона о СМИ и УПК РФ. В ней говорится, что Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

В дополнение к норме, обязывающей журналиста сохранять конфиденциальность источника информации, Закон о СМИ устанавливает, что и редакция «обязана сохранять в тайне источник информации. Она не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом» (ч. 2 ст. 41 «Конфиденциальная информация»). Таким образом, в соответствии с Законом о СМИ редакция – также как и работающий в ней журналист – не вправе разглашать имя источника ни по требованию полиции, ни по требованию следственных органов, ни по требованию Федеральной службы безопасности и т.д. Но это право не носит абсолютный характер – редакция всё же обязана раскрыть конфиденциальный источник информации по требованию суда в связи с рассматриваемым этим судом делом, в рамках рассмотрения которого необходимо выяснить эту личность, например для того, чтобы вызвать его в качестве свидетеля.

Рекомендация № R (2000) 7 Комитета Министров государствам – членам Совета Европы относительно права журналистов не раскрывать свои источники информации устанавливает необходимость установить в национальном законодательстве ясно выраженную защиту права журналистов не раскрывать информацию, позволяющую определить её источник, в соответствии со Статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В ней рекомендуется, чтобы компетентные органы конкретно указывали причины, по которым интерес в раскрытии источника перевешивает заинтересованность в нераскрытии. Речь, в частности, идёт о случаях необходимости раскрытия источника в целях защиты человеческой жизни, предотвращения тяжкого преступления или обеспечения защиты в уголовном деле лица, обвиняемого или признанного виновным в совершении серьезного преступления при условии соблюдения некоторых условий. К последним относится соблюдение того, чтобы раскрытие источника происходило, если, и после того как, другие средства и источники были исчерпаны сторонами в деле о раскрытии. Такие меры могут, например, включать внутреннее расследование в случае, когда была распространена секретная внутренняя информация о предприятии или его администрации; усиление ограничений на доступ к определенной тайне, общее расследование следственными органами или распространение опровергающей информации в качестве контрмеры.

Важность защиты журналистских источников для свободы печати в демократическом обществе и опасное воздействие, которое судебный приказ о раскрытии источника может оказать на осуществление свободы печати были установлены в постановлении Европейского суда по правам человека по делу Гудвин против Соединенного Королевства от 27 марта 1996 года.

Большое значение в современном понимании смысла статьи Закона о СМИ в отношении защиты конфиденциальности источников информации имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», принятое 15 июня 2010 г. (в ред. от 16.09.2010).

Верховный Суд рассмотрел и такой важный для политической журналистики вопрос как условия раскрытия источника информации, послужившей основой для публикации в средстве массовой информации. Постановление напомнило судам, что им необходимо руководствоваться нормой статьи 41 Закона о СМИ, согласно которой редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом. Таким образом, персональные данные лица, предоставившего редакции сведения с условием неразглашения его имени, составляют специально охраняемую федеральным законом тайну.

Тем самым Верховный суд подтвердил отсутствие противоречия указанной нормы Закона о СМИ статье 56 принятого позднее Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ. Значение разъяснения Верховного Суда заключается в том, что привыкшим к работе с УПК РФ органам следствия и дознания становится понятным, какую норму им следует применять – и это норма Закона о СМИ о защите источников конфиденциальной информации редакции.

И хотя суд по-прежнему на любой стадии судебного производства по делу вправе потребовать от соответствующей редакции предоставить сведения об источнике информации, Верховный Суд делает важное для свободы журналистики уточнение. В Постановлении сказано: требовать раскрытия источника суд вправе, «если исчерпаны все иные возможности для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, и общественный интерес в раскрытии источника информации явно перевешивает общественный интерес в сохранении его тайны» (п. 26). В данном случае позиция Верховного Суда также отвечает практике Европейского суда по правам человека 2.

Очевидно, что отныне суд должен сформулировать причины, по которым общественный интерес в раскрытии перевешивает заинтересованность в сохранении источника в тайне. С точки зрения общеевропейских стандартов и в духе прецедентного права Европейского суда по правам человека это возможно, если цели такого раскрытия следующие: защита человеческой жизни; предотвращение тяжкого преступления; защита лица, обвиняемого или признанного виновным в совершении тяжелого преступления3.

система защиты информаторов

  1. Профессор доктор Андрей Рихтер до 2010 года преподавал "Право и Политика СМИ" на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова. Является автором и владельцем ресурса www.medialaw.ru. С мая 2011 работает в Бюро Представителя ОБСЕ по свободе СМИ.
  2. Напр., в деле Гудвин против Соединённого Королевства (жалоба № 17488/90). См. полный текст этого постановления Европейского суда по правам человека (на русск. яз.) на сайте Центра права СМИ: http://medialaw.ru/article10/6/2/12.htm
  3. Рекомендация № R (2000) 7 Комитета Министров государствам-членам Совета Европы относительно права журналистов не раскрывать свои источники информации (принята Комитетом Министров Совета Европы 8 марта 2000 г. на 701-м заседании заместителей министров иностранных дел). См. полный текст Рекомендации (на русск. яз.) на сайте Центра права СМИ: http://www.medialaw.ru/laws/other_laws/european/rec2000-7.htm