Афера Юргена Эмига: Вступление

Телевидение в мире и в Германии

В древнем Риме более двух тысяч лет назад у людей было всего две вещи, являвшимися основными составляющими жизни: работа и «хлеб и зрелища» (лат. „panem et circenses“). Первая была необходима для добычи средств к существованию, а вторая для отдыха и необходимого восстановления сил. Каким образом обеспечивалась целостность государства, как представлялись его интересы по отношению к другим странам (например, вести ли войну, как, с кем и против кого) не интересовало никого, кроме тех, кто непосредственно этим занимался: лишь небольшой слой населения – власть.

С тех пор, как люди начали (желать) участвовать и в политической жизни государства, кроме

  1. работы и
  2. досуга

появилась также и 3. потребность в информации.

По этой причине появились и развивались с 1450 года, когда благодаря Йоханнесу Гутенбергу зародилась печать, средства массовой информации. Сначала это были листовки, затем газеты и журналы, а в двадцатом веке – радио и телевидение. В середине 90-х годов прошлого века начал своё победное шествие интернет. Так выглядит очень короткая история развития СМИ в трёх предложениях.

Телевидение имеет во всём мире огромное значение для

  • передачи информации
  • для обеспечения отдыха.

Поэтому телевидение – очень важное средство информации. И с самого момента его появления, его используют представители власти. Они эксплуатируют эту «проводящую среду» в своих интересах для получения и удержания власти. За последние несколько десятилетий, когда в какой-нибудь африканской или южноамериканской стране случался переворот, как правило, устраиваемый военными, всегда было важно захватить не только резиденцию президента, но прежде всего тевидение. Телевидение обладает таким огромным влиянием именно потому, что, чаще всего, оно является единственным или доминирующим средством массой информации для всех. Именно это делает телевидение потенциально «опасным». По меньшей мере тогда, когда чётких «правил игры», предотвращающих опасность, либо нет, либо они не соблюдаются.

Следственно, если взглянуть одновременно на

  • конституцию и политическую структуру государства
  • и то, как поставлено и организовано телевидение,

можно сделать обобщённые выводы о следующих взаимосвязях:

  • В странах, где царят диктатура, тоталитарный или псевдодемократический режимы, структура телевидения соответствует несущим принципам действия политической власти.
  • В так называемых «свободных странах», где существуют свободные выборы и, где политические партии и лидеры сменяют друг друга во главе государства, существуют две разные системы:
    • общественно-правовое телевидение исполняет информационную, образовательную и развлекательную функции, причём именно в таком порядке
    • частнокапиталистическое телевидение исполняет прежде всего развлекательную функцию и лишь отчасти информационную.
    • таким образом, возникает чёткое разделение задач и, соответственно, функций
  • Существуют различные культуры использования СМИ, определяющие, насколько большое значение это средство информации будет иметь для связи с общественностью и демократической общности в целом.

Примеры:

США

В США:

  • Телевидение является доминирующим средством массовой информации
  • Общественно-правовое телевидение занимает очень маленькую нишу (доля рынка 3-4%), в то время как частное телевидение – огромную
  • Именно поэтому большинство американских граждан знают о политике только то, что им показывает телевидение. Например, о Уотергейтском скандале 1972 года стало известно лишь спустя ¾ года после первых публикаций в Washington Post, только когда телевидение взялось за освещение этой темы. Был необходим должный повод для освещения на телевидении: а именно, начало судебного процесса над задержанными агентами ЦРУ, которые вломились в здание Уотергейт.
    Это означает: то, что не обсуждается на телевидении, для большей части населения страны – вовсе не происходит. И это происходит в стране, считающей себя практикующей демократию не только на своей территории, но, кроме того, полагающей себя обязанной нести и проповедовать такой вид демократии всему миру (как, например, Ираку).

Италия

В Италии же, напротив, на достаточно длительный период времени установилась совершенно другая ситуация: когда Сильвио Берлускони получил на десять лет с 2001 по 2011 годы возможность править страной как римский цезарь. А произошло это так: в 80-х годах он начал открывать небольшие телередакции („Canale 5“), что, однако, было запрещено законом. И судебные решения остановили тогда этот проект. Но Берлускони, благодаря дружеским отношениям с правившим тогда премьер-министром Беттино Кракси (Кракси был свидетелем на второй свадьбе Берлускони), всё таки получает возможность продолжить строительство своей сети. И когда все эти телестанции начали передавать одну программу, «де факто» образовался новый полноценный канал. Кстати, в середине 90-х Кракси, после многочисленных судебных разбирательств по обвинению в коррупции, проговорили к 28 годам тюрьмы – от чего он сбежал в Тунезию, где и скончался в 2000-м году.

Когда же, благодаря совершенно странным политическим устоям Италии, Берлускони стал премьер-министром, в его полном подчинении были:

  • его частные каналы „Canale 5“, „Italia 1“ и „Rete 4“,
  • а также каналы общественно-правового телевидения „RAI  (Radiotelevisione Italiana)“ I, II и III,

через которые он, как политический деятель, оказывал влияние на общественное мнение.

Результат: То, что не обсуждалось «королевским» телевидением, по мнению большей части общества, не происходило вовсе.

Италия

Канал Владелец Аудитория
Canale 5 Mediaset / Берлускони 100%
Italia 1 Mediaset / Берлускони 100%
Rete 4 Mediaset / Берлускони 100%
Rai Uno Государство 100%
Rai Due Государство 100%
Rai Tre Государство 100%
SKY Italia Руперт Мердок 8%

Для сравнения приводим таблицу, описывающую ситуацию в России:

Россия

Канал Владелец Аудитория
Первый Национальная Медиа Группа, Государство широкая
Россия Государственный холдинг ВГТРК широкая
НТВ Газпром Медиа широкая
ТНТ Газпром Медиа широкая
Рен-ТВ Национальная Медиа Группа, Государство средняя
СТС частные инвесторы частично

 

Германия

Система телевидения в Германии построена следующим образом:

До середины 80-х годов существовало только общественно-правовое телевидение, бывшее и остающееся независимым от политических процессов. «Общественно-правовым» оно называется по двум причинам:

  • Государство заботится о том, чтобы, каждая единица домашнего хозяйства (семья) участвовала в финансировании «общественно-правового» телевидения. Законом предписан тариф в, примерно, 18 евро в месяц.
  • Правовая форма и структура процесса принятия решений (к примеру, о том, какие темы должны входить в программу? Какие не должны?) построены на существовании наблюдательного совета, в который входят представители всех общественно-релевантных групп населения и, которые следят за тем, чтобы программа оставалась независимой. В совет входят представители партий – не только тех, что входят в правительство, церквей, профсоюзов, скаутских союзов и других объединений и групп.

«Независимость» была настолько глобальной, что, в разные моменты времени, правившая верхушка неоднократно пыталась использовать эту систему в своих целях:

  • В 1961 году генеральный канцлер Аденауер (ХДС), не желая больше терпеть критику со стороны общественных каналов, решил основать проправительственное телевидение. Однако, федеральный конституционный суд запретил это делать, мотивируя тем, что: телевидение, являясь «проводящей средой» с высокой степенью влияния на общественное мнение, должно оставаться независимым от государственной власти.
  • С 1969 по 1982 годы ХДС пришлось отсиживаться в оппозиции бундестага. Гельмут Коль, придя к власти и столкнувшись с постоянной критикой со стороны «левых журналистов», предпринял попытку решить проблему с помощью допуска к эфиру «частных» каналов (RTL, SAT1 и т.д.). Федеральный конституционный суд ответил «Да! Но, прежде всего должна быть гарантия того»:
    • что «общественно-правовое» телевидение обеспечивает основной уровень подачи информации
    • что содержание и дальнейшее развитие независимого телевидения обеспечивается государством («общественно-правовое» телевидение должно иметь достаточно средств и не иметь возможности обанкротиться);
    • только в таком случае возможно существование «частного» телевидения.

Такую смешанную систему называют «дуальной» и она достаточно хорошо работает. Зрители точно знают, где и какое содержание можно найти:

  • на каналах «общественно-правового» телевидения – больше информации, документальных фильмов и репортажей, но и хорошие художественные фильмы,
  • на каналах «частного» телевидения – больше художественных фильмов, концертов, шоу, мыльных опер и много-много развлекательных программ. И, лишь изредка, информационнные программы.

Доли рынка между этими двумя направлениями делятся пополам и находятся, таким образом, в равновесии. А зрители точно знают, где посмотреть то, что они хотят.

Частное телевидение не может себе позволить критические репортажи о компаниях, за счёт рекламы которых оно финансируется. Именно поэтому там нет политических обозрений.

Напротив, именно критические репортажи являются основной сферой деятельности «обществено-правового» телевидения, которое, благодаря обеспеченному законом финансированию со стороны граждан, не зависит от дохода от рекламы и не только озвучивает критику, но и обязано это делать.

По этой причине, то, что произошло по вине главы редакции спортивного канала HR Юргена Эмига (возможность покупать эфирное время за деньги), есть:

  • взяточничество и коррупция,
  • злоупотребление служебными полномочиями, как по отношению к каналу, так и по отношению к аудитории,
  • а также, пособничество коррупции.

В силу значительности и значимости этого преступления, Юрген Эмиг был осуждён на 2 года и 7 месяцев тюремного заключения.


Версия на немецком языке доступна по ссылке Käuflichkeit journalistischer Arbeit – Der Fall Jürgen EMIG