3.6.1.1 Пример 1: Надрегиональные ежедневные газеты и специализированное издание как дополнение к пресс-агентству и локальной газете

Отправной точкой является дружеский дуэт журналистов, которые не только совместно проводили расследования и публикации, но и постоянно шли к цели оставаясь в роли форейтера для других журналистов, которые поначалу не решались подойти поближе к этой истории. Речь идет об афере футбольного клуба «Боруссия» из Дортмунда, находившегося в 2003 году накануне финансового банкротства. Авторами являлись Томас Хеннеке (Thomas HENNECKE) из футбольного журнала «Kicker» и Фредди Рекенхаус (Freddie RÖCKENHAUS), профессиональный режиссер, но будучи болельщиком футбольного клуба, регулярно работающий в качестве фрилансера для газеты "Зюддойче цайтунг". Оба СМИ не конкурируют друг с другом, по крайней мере – из-за читательской аудитории. Однако именно тема этого расследования могла означать конкуренцию. Оба издания были награждены в 2005 г. премией имени Генри Наннена «За лучший расследвательский материал».

Дортмундский клуб «Боруссия» очень специфический клуб, в основном из-за его огромного количества верных болельщиков и фанатов. Немногие из клубов имеют широкие возможности для развития своих стадионов на регулярной основе и чувствовать себя так, как этот, который действует в промышленно развитом Дортмунде (уголь, сталь, пиво). Воспользовавшись распространившимся футбольным бумом, по результатам конца 1990-х гг. клуб стал участвовать в биржевых торгах, чтобы получать дополнительные прибыли. Для этой же цели, в дополнение к традиционному клубу «Боруссия» (Ballspielverein Borussia 09 e.V.), вдруг создается компания «Borussia Dortmund GmbH & Co.KGaA», а также принадлежащий этому ГмбХ (общество с ограниченной ответственностью) Комплементерс-ГмбХ (Komplementärs-GmbH). "KGaA" означает коммандитное товарищество, выпускающее акции, и в отличие от других GmbH & Co.KG, в которых командитисты являются их владельцами и фактически задают тон, в этом товариществе акционеры только играют роль спонсора.

Деньги, т.е. собственный капитал, который играет на биржевых торгах, приносят в казну до 143 млн. евро. Деньги требуются срочно, поскольку «Боруссия» хочет быть постоянно на высшем уровне и инвестирует средства в футболистов.

Тот, кому подчиняется не только традиционный клуб, но и фирма, указанная на пакете акций – это президент клуба и одновременно исполнительный директор Комплементерс-ГмбХ д-р Герд Нибаум (Gerd Niebaum), адвокат по профессии. Он занимается этим около 14 лет, и не вызывает сомнений то, что он будет выполнять эту задачу еще много лет. Его влияние и (клубная) власть невозможно недооценивать. С ним в качестве второго менеджера работает человек, более или менее ответственный за будничный проблемы.

«Боруссия Дортмунд» купается в деньгах и славе. Гигантские суммы трансферов инвестируются в новых игроков: в 2001 г. в Германии впервые преодолен барьер в 20 млн. марок. Только в 2000 и 2001 гг. Союз выплатил почти 100 млн на благотворительные цели.

Слава подпитывается спортивными успехами: клуб коронован победой в 2002 году на Германском чемпионате над вечными соперниками – мюнхенским клубом “Бавария”. Толпа верных болельщиков ликовала.

Тот факт, что всемогущий президент в 2003 году «продал» дорого купленного игрока из Бразилии итальянскому футбольному клубу «Парма» с целью в последний день приукрасить баланс KGaA, а, чтобы вернуть назад другую итальянскую звезду, использовал формулу купля-возвратный лизинг; то, что оплата дорогих игроков является экономическим и налоговым трюком, например в рамках пользующейся налоговыми льготами »ночной и воскресной работы« (§ 3b EStG), что и описал «Шпигель» 22.09.2003, и что игроки «добровольно» пошли на снижение на 20% заработной платы – все эти странности никто не хочет принять во внимание.

После нескольких последних успешных лет, клуб и KGaA стали банкротами: пропустив квалификационную игру в Лиге чемпионов и неожиданно проиграв второй финал Кубка УЕФА абсолютно незначительному клубу из Франции, в кассе недостает много миллионов и практически нет доходов. Поэтому президент Нибаум и его помощник Майер обращаются в Лондон к одному известному финансовому жонглеру: чтобы вытащить клуб из финансового болота, кредит в размере от 80 до 100 млн евро будет отработан собственными силами путем передачи в залог доходов сроком на 12 лет. Несколько хорошо информированных журналистов к концу 2003 года знала обо всех этих взаимосвязях и смогла все это оценить.

К ним относятся Фредди Рекенхаус из Дортмунда, который всегда, кстати, писал для «Зюддойче» о «Боруссии», и Томас Хеннеке из нюрнбергского журнала «Kicker», который в филиале «Вестдойче» обрабатывал материалы о футбольных событиях. Оба коллеги знали друг друга давно, оба наблюдали за «Боруссией», собирали информацию, приглядывались к некоторым страннастям и обмениваясь фактами, пришли к выводу: с точки зрения финансов «Боруссия» недалека от краха.

Исходя из идентичности множества информации, которой оба владели, они быстро пришли к единому мнению, что необходимо совместно подготовить один или несколько материалов. Оба издания не конкурируют друг с другом. Важной договоренностью было: публиковать материалы по понедельникам или по четвергам, когда оба издания выходят одновременно.

Это произошло за два дня до Рождества, 22.12.2003. Обе публикации напоминали взрывы бомб: «Боруссия» накануне финансового краха» назывался материал «Зюддойче», «100.000.000!» –такая сумма требуется» – таков заголовок в журнале «Kicker». Тот факт, что ровно за неделю до этого информационный журнал «Фокус» опубликовал аналогичные факты, но раскрыл их не столь подробно, не помешала дуэту репортеров.

Во-первых, вместе они имели больше сведений, чем все остальные. Общему объему информации соответствовало около 80%. Сюда добавляются следующие 20%, которые были эксклюзивно добыты, но используются совместно.

Во-вторых, кажется, никто не отреагировал на факты «Фокуса», даже дортмундская «Боруссия». Но там происходит атака журналистов из Нюрнберга и Мюнхена. На собранной в спешке пресс-конференции дельцы из обоих «Боруссий»отрицали, что клуб и KGaA находятся на стадии ликвидации. Однако “никто не говорил, что факты фальшивые”.

Об этой пресс-конференции теперь пишут все – слишком противоречивы были ответы, слишком многое опровергнуто официально, а на многие вопросы президент и его исполнительный директор вообще не захотели ответить. Кроме того, газета «Рур-нахрихтен» (Ruhr Nachrichten), одна из двух местных и региональных изданий, признала бризантность (взрывоопасность): специально для этой истории будет создана расследовательская группа их четырех человек, два из которых – спортивные редакторы и по одному из локального и экономического отделов. Хотя «Рур-нахрихтен» является доверительным медиа-партнером футбольных клубов, расследование будет проведено во что бы то ни стало.

Теперь скандалу было придано так много импульсов, что замять его было невозможно: «Шпигель» сообщил о нем кратко: «Они платят неаккуратно». В начале января следующего года «Зюддойче» и «Кикер» констатировали: «Доверие банков расшатано». Вскоре после этого первый банк заявил о неплатежеспособности акций «Боруссии». «Рур-нахрихтен» смогли назвать конкретно отсутствующие платежные обязательства. Другие публикации (например, в «Шпигеле» от 26.2.04 «Сигнал к окончанию золотых лет», в «Цайт» от 29.1.04 «Мания величия АО») дополнили картинку, которую в самом начале нарисовал дуэт корреспондентов. Оба журналиста задают также темп расследования и способствуют публикации новых подробностей.

Сборка мозаичных частичек из двух потенциально различных информационных сетей не только расширяет горизонт знаний и ускоряет процесс понимания взаимосвязей, но и увеличивает вероятность правдивости информации, если она появляется из двух потенциально различных источников. Сначала, Хеннеке и Рекенхаус скрывали свои источники друг от друга. Но когда достоверность информации становилась все важнее, так как оба должны были преодалевать юридически значимые информационные барьеры, они стали сравнивать не только информацию, но и ее источники, за исключением очень чувствительных информаторов.

Тот факт, что «Его Высочество» дортмундского футбола президент Нибаум начал в феврале 2004 г. защищаться всеми правовыми средствами, когда «Зюддойче цайтунг» и «Кикер» выложили доказательства с конкретными цифрами неплатежеспособности, сплотил дуэт репортеров еще больше: то, что первоначально рассматривалось как ограниченное и неформальное сотрудничество, стало теперь общим институтом. С одной стороны, это сценарий юридического запугивания, который придает дальнейшему сотрудничеству смысл – вместе все же сильнее. С другой стороны – бетонный менталитет многих фанатов и заинтересованных кругов в дортмундских футбольных событиях. Иногда это еще и общественное давление – со стороны спортивной редакции мощной газеты «Бильд» и «Вестфэллише рундшау» (Westfälische Rundschau), газеты-конкурента «Рур-нахрихтен», которые по-прежнему заслоняют спину президента Нибаума. Спортивный редактор этой газеты является близким другом Нибаума, и он абсолютно не согласен с инвестигативным расследованием, которое провел дуэт корреспондентов.

Совместная работа над содержанием материала – это одно. Чтобы сдержать контрнаступление, необходима совершенная внутренняя коммуникация, «которая была как прямая линия», вспоминает Рекенхаус. Для достижения высокого уровня журналистского эффекта используют имеющиеся связи: Рекенхаус дружит с местным шефом агентства “ДПА”, который производит сообщения до выхода их в свет, и только потом к ним привлекается внимание СМИ. Хеннеке очень хорошо знает Сашу Флигге (Sascha Fligge), одного из наиболее активных спортивных репортеров в «Рур-нахрихтен», которая освещает в основном локальные проблемы. В конечном итоге изменить настроение в среде болельщиков дортмундской «Боруссии» могут лишь убийственные материалы в локальной «Рур-нахрихтен», так как «Зюддойче цайтунг» и «Kicker» находятся слишком далеко для Боррусианцев. И это на руку прежде всего президенту. Хотя он и вынужден был подтвердить на официальной полугодовой пресс-конференции, что огромные суммы, появившиеся в СМИ – правда, но о последствиях лично для себя он и не собирался думать, не смотря на 30 миллионов евро убытков только в первом полугодии. К итоговой конференции в октябре убытки уже составляли почти 68 млн, т.е больше чем половину, задолженность же клуба составляла около 120 миллионов евро.

На тот момент «Боруссия» продала уже почти все, что можно было превратить в деньги: собственный стадион, права на торговую марку и т.д. И в спортивном плане уже давно Боруссия сдала позиции, ее ожидали дальнейшие потери: полное банкротство. И тут находится инвестор: Флориан Хомм (Florian HOMM), внук миллионера Йозефа Неккерманна (Josef Neckermann) владельца фиирмы «Некерманн», биржевой спекулянт и глава хедж-фонда. Он вносит 20 млн и таким образом становится крупнейшим акционером: теперь «Боруссия Дортмунд» принадлежит ему. То, о чем умолчал президент на итоговой конференции, смогли раскрыть Хеннеке и Рекенхаус в понедельник, 11 октября: «Нибаум, как долго?”, – вопрошает журнал «Киккер», «Лишение власти в три этапа» – заголовок в «Зюддойче». Там приводятся подробности: бывшее дуэтное управление, которое возглавлял президент согласно внутреннему соглашению, должно уйти в отставку. Это и другое соглашение, в частности, о занятии постов в Наблюдательном и Административном советах Хоммом и его людьми, Нибаум, находясь в бедственном положении, соглашается с этим, но требует утверждения своими органами. Эти сообщения напоминали взрыв бомбы.

Теперь «Рур-нахрихтен» спрашивает президента: он отрицает то, что он должен или хочет уйти. Кроме того он добавляет в заявлении для прессы, что никаких дополнительных соглашений не подписывал. Хомм, как главный акционер, протягивает руку помощи: он направляет личное письмо Нибауму, в котором цитирует недавний пресс-релиз (видимо, новый главный акционер хорошо все просчитал): Нибаум может продать себя в ближайшие два дня, но уже в последний раз в качестве мученика, потому что региональный шеф «Бильд-цайтунг» все еще покровительствует ему.

В среду вечером, прежде чем «Кикер» и «Зюддойче» в четверг 14.10.2004 смогли отреагировать, стало уже всем понятно, что история закончилась: Нибаум, его протеже – исполнительный директор Майер и главный акционер Хомм солгали. В «Зюддойче» любой человек может познакомиться с факсимиле соглашения, которое Нибаум охарактеризовал в «Бильд-цайтунг» и «Вестфэллише рундшау» как “злобную и дикую спекуляцию”, как «вздор» и т.д.: соглашение, о котором идет речь и которое все трое оспаривают, существует, при этом оно даже лично подписано Нибаумом и Хоммом.

Теперь на уступки пошла газета «Бильд», последний бастион защиты Нибаума, которая еще во вторник внушала версию о «фальсификации». Очевидно, главный редактор в Гамбурге призвал своих региональных сотрудников к порядку. В пятницу на титульной странице «Бильд» появляется материал под заголовком «Д-р Люгенбаум прилип к своему креслу». (В данном случае используется игра слов: фамилия Нибаум переводится как недерево, а Люгенбаум – лживое дерево. – Прим. Пер.)

Но «прилипает к креслу» д-р Нибаум только до ежегодного итогового собрания KGaA в ноябре – это постепенная отставка, сначала как президента, затем как исполнительного директора Комплементерс-ГмбХ. Майер как управляющий делами филиала тоже должен уйти в отставку, только позже.

Для дуэта репортеров это дело еще далеко от завершения. Хотя банкротство пока отложено, финансовое и спортивное выживание остается неясным – этого материала достаточно, чтобы дополнить другие истории.

Даже если дело закончилось ничем, как во всяком случае считает Хеннеке, оно представляет собой вопрос о возможных альтернативах: как будет продолжаться эта история и чем бы она закончилась, если бы дуэт журналистов не начал проводить расследование? Работали бы спустя рукава, как раньше? Было бы концом банкротство всего клуба? Никто не может ответить на эти вопросы. Одно можно сказать наверняка: журналистское сотрудничество было очень эффективным методом работы и привлекло серьезное внимание журналистов. Журналистская схема оказалась очень устойчивой, поскольку она базировалась на стабильных личных взаимоотношениях.

Корпоративное братство, однако, провалилось, поскольку спортивный редактор «Вестфэллише рундшау» до последнего заступался за «д-ра Люгенбаума» и набрасывался на своего коллегу из «Киккера» с жуткими обвинениями.