4.4.1.1 Регистрационный реестр / адресный стол

Если человек предстает пред судом в качестве свидетеля, в самом начале ему задается вопрос: "Являетесь ли вы заинтересованным лицом или родственником обвиняемому?"

Такой вопрос имеет смысл. Поскольку уголовное судопроизводство очевидно осознало, что семейные узы, будь то кровные или в результате брака, способны влиять на беспристрастность свидетеля и описание реальных событий. Это известно также и в расследовательской практике коррупционных и кумовских связей. Речь идет о непотизме (nepos – племянник). Подобная зависимость давно осознана и журналистами. Правда, такая информация в Германии не подлежит распространению и трудно доступна для провосудия, не говоря уже о журналистах.

С этим несоответствием социальной значимости и возможности доступа к информации должны (учиться) жить журналисты и соответственно (уметь) с этим обходиться.

То обстоятельство, что каждый обязан сообщать свои персональные данные, включая постоянное и временное место жительства соответствующему ведомству (согласно метрикам и бюро записи актов гражданского состояния), регулируется рамочным законом о регистрации. Каждая федеральная земля руководствуется постановления собственного закона о регистрации, что вместе с рамочным законом представляет правила, согласно которым осуществляет свою деятельность орган власти, ведающей пропиской и регистрацией. Пользуются этим прежде всего другие ведомства, к примеру финансовое управление (налоговые карточки, налог с лица с двойным местом жительства), избирательная комиссия (списки избирателей), инспекция по выдаче водительских прав, паспортный стол и также полиция.

Для простых людей возможность запроса ограничена. Что позволено и что нет, регулируется в принципе §21 рамочного закона о регистрации и соответственно в земельных законах о регистрации. В пределах всей Германии действует следующее: каждый посредством простого запроса в бюро регистрации (напр. §28 I закона о регистрации в Берлине соотв. §28 I рамочного закона о регистрации) может узнать информацию по 5 пунктам: 1) фамилия; 2) имя; 3) ученое звание; 4) фактический адрес; 5) сведения о смерти гражданина.

В расширенном запросе в бюро регистрации (ср. §21 II рамочного закона о регистрации соотв. напр. §28 II закона о регистрации в Берлине) предусматривается выяснение следующих данных: 6) день и место рождения; 7) прежние имя и фамилия; 8) семейное положение; 9) гражданство; 10) предыдущие адреса; 11) дата въезда и выезда; 12) законный представитель; 13) день и место смерти.

Правда, все это действует, во-первых, только вместе с соответствующим обоснованием интереса и, во-вторых, при информировании заинтересованного лица в случае дальнейшего запроса. Исключения возможны в случае, если можно правдоподобно доказать, что дальнейшие данные нужны для предъявления претензий (и если заинтересованных лиц не хотят извещать заранее).

Одновременно подобное в принципе должно быть возможно, если журналисты требуют данные, основываясь на долге перед обществом, конкретно – на общественной значимости своего расследования. Общественный интерес действует как правомочный интерес. В той же степени нужно настаивать на том, чтобы лицо, которое стало предметом интереса, не было поставлено в известность о запросе, чтобы не подвергнуть опасности успех расследования.

Такой аргумент был впервые применен Федеральным Конституционным судом в 2000 году. В этом путеводном постановлении шла речь о журналистском запросе информации из очень регламентированного регистра, а именно ведомства земельного кадастра. Судья привел аргумент, что инициированное ведомством информирование лица, ставшего предметом интереса, о запросе, "предупредило его о журналистском расследовании и как следствие поставило под угрозу выполнение прессой общественного поручения". Именно это противоречит конституционному духу свободы печати и поэтому не могло быть осуществлено (подробнее с. 274 и далее).

Сведения, полученные при помощи расширенного запроса в регистрационный орган, как минимум позволяют проверить, действительно ли человек является тем самым объектом расследования. При случае можно привести этот аргумент, если человек законом и в силу своей профессии обязан (как журналист) тщательно соблюдать интересы объекта, чтобы по ошибке не вовлечь в расследование или вынести на критическое обсуждение лиц, не имеющих отношения к расследованию. Обычно перед тем, как привести такой аргумент, нужно иметь в виду, что успешно вести такие дискуссии можно только с компетентными руководителями, а не с мелкими чиновниками.

При проверке идентичности нужно учитывать то обстоятельство, что после последней правовой реформы, касающейся фамилий, теперь и мужчины могут менять свои фамилии, среди прочего например принимая девичью фамилию жены, и теперь – очень быстро – взять совершенно другую. Преимущественно это делает любой, кто верит, что у него для этого есть ("достаточные") причины. Чтобы исключить негативный ответ, при запросе информации нужно учитывать и такую возможность. Положительному исходу может способствовать предъявление человеком, который делает запрос, уже имеющихся у него данных – имени (фамилии) с точным адресом или точной датой рождения. Только после этого можно получить всю остальную информацию. Поскольку органы регистрации работают с электронными носителями, такой идентифицирующий признак (смена имени) автоматически попадает в базу. С этой точки зрения не должно быть "неудач".

Если речь идет только о проверке идентичности, можно поступить по-другому. Лица, выполняющие официальную представительскую функцию при внесенных в реестры предприятиях, как правило, зарегистрированы с адресом и датой рождения (ср. следующую часть главы). Другая возможность: подключение так называемого справочного агентства (ср.: с. 291). Впрочем, в случае сомнения и/или для скорости может помочь внезапный звонок по телефону проверяемому человеку ("Это вы XY, который раньше был коммерческим директором такой-то фирмы?" или "Это вы XY, который раньше жил там-то и там-то?".

Один из самых напряженных из-за своей важности пунктов получения информации через официальные источники остается неясным: вопрос околоэкономических отношений второго и третьего порядка, через которые определяется очень многое. Но такой информации в регистрационных органах нет. Подобного рода сведения можно восстановить только через метрические книги и ЗАГС.

Исходя из этого, предпочтительно помимо официальных путей использовать другие возможности раздобыть информацию.