1.3 Исходные пункты и стимулы для поисков

Кто реконструирует опубликованные разоблачительные истории на предмет того, как и почему они произошли, быстро придет к выводу, что возникновение историй очень различно. Можно заметить две экстремальные ситуации: противоречия на одной стороне и указания и советы – на другой.

Целенаправленные указания с более или менее полной информацией и необходимыми документами сразу и с самого начала – это было бы идеальным вариантом, который однако не так уж часто встречается.

Такой пример представляет собой афера Кюлера 1993 года. Редактор Боннского бюро иллюстрированного журнала «Штерн», выступает в одном толкшоу и отвечает на вопрос, на сколько могут себя информаторы считать в безопасности, если они предоставляют информацию. Журналист рассказывает об этом, очевидно, убедительно, так как через короткое время раздается телефонный звонок. Звонящий предлагает документы, которые «Штерн» может сразу использовать: конкретную информацию об отдельных покупках и перепродаже акций председателя самого большого отдельного профсоюза  металла, Франца ШТАЙНКЮЛЕРа. Он постоянно борется против капиталистов и спекулянтов кожей и явный противник биржевой игры. Знания инсайдера, которые у него были по причине членства в наблюдательном совете Даймлер Бенц, глава профсоюза превратил сразу в деньги: « Его самый большой итоговый баланс» – называлась статья в ШТЕРНЕ.

Противоположная этому исключительному случаю ситуация появляется тогда, когда или какая-либо подсказка слишком неопределенная и по ней сложно начать целенаправленное расследование, или когда натыкаешься на некоторые противоречия и странности, которые дают повод для размышлений и сомнений.

Афера Уотергейта, например, начинается в 1972 году с очень маленького и для ежедневных газет сравнительно незначительного инцидента, с кражи со взломом. Необычно однако место происшествия: деловой центр одной из партий в светском комплексе Уотергейт. Тот, кто зарегистрировал этот случай и передал в местную редакцию – это полицейский репортер газеты «Вашингтон Пост», который сам никогда не пишет, а только наблюдает и предает информацию дальше – как обычно. Так на этот раз место происшествия нельзя назвать «обычным», по-крайней мере, оно может быть рассмотрено как выгодная цель для краж со взломом, то один из репортеров Боб ВУДВАРД идет, на всякий случай на допрос судебного следователя, который длится всего несколько минут – при первых допросах только что арестованных причины ареста проверяются судьей и при необходимости назначаются суммы залога: все это улаживается в быстром процессе. Репортеру кажутся странными три вещи: во-первых пять грабителей отказываются от предоставленных им (дешевых) адвокатов защиты: в их распоряжении оказываются несколько элегантно одетых адвокатов – очевидно более высокооплачиваемыех. Во-вторых, еще один адвокат, еще более высокого класса, присутствует на процессе в качестве наблюдателя. На вопрос ВУДВАРДа он отвечает, что он вообще находится не здесь, ему нечего сказать и он к этому случаю никакого отношения не имеет. В-третьих, заключенные дают на судье интересные показания по поводу своих профессий: сначала «антикоммунист», после еще одного вопроса: «советник по безопасности» и после еще одного переспроса: «ЦРУ». После дальнейших поисков репортеров, вышла первая статья: о прошлом взломщиков Уотергейта, преимущественно бывших сотрудников ЦРУ, которые работали против Фиделя Кастро.

Следующая странная деталь была получена от, еще не распознанной журналистами, «противоположной стороны»:от ДЖОНа МИТЧЕЛа, бывшего министра юстиции США и впоследствии менеджера предвыборной кампании Ричарда Никсона, конкретно: от шефа «комитета по переизбранию президента». Он объясняет общественности в то время, когда еще никто не говорит о краже со взломом, что один из задержанных взломщиков в Уотеренгейте, хотя и работал как координатор по безопасности комитета, но ЦРУ не знало о его дополнительной деятельности и не санкционировало ее. Однако об этом еще никто не спрашивал – о роли ЦРУ в этом деле. Это бросается в глаза репортерам, занимающимся инциндентом со взломом. Вскоре на стол к Вудварду попадает новая информация на этот раз от другого, пишущего репортера «Вашингтон Пост»: полиция разрешила газете взглянуть в адресные книги, а также на прочие принадлежности арестованных, которые у них были при себе на момент задержания. В двух записных книжках, к примеру, находятся похожие записи: «Ховард Э. Хунт», а также «Б.Дом» или «Б.Д.».

Вудвард и его коллега Карл Бернштайн уже работают вместе по этому делу, в котором еще пока нет никакой ясности. Вудвард занимается Хунтом и Б.Д., он набирает телефон белого дома и спрашивает мистера Хунта. Вероятно из-за его безапеляционного тона, его сразу же соединяют. Хунта в этот момент нет, но сотрудница на коммутаторе подсказывает, что его, возможно, можно застать по другому номеру: в фирме мистера Колсона. Колсон – не только известный менеджер по связи с общественностью, но и одновременно чрезвычайный советник президента и, как дополняют коллеги Вудварда, «бандит» белого дома. Имеется в виду человек, который выполняет грязную работу, к примеру, по оплаченному заказу, без угрызений совести, пишет тексты и пускает в ход информацию, дискредитирующую других. Хунт работает составителем текстов для Колсона. Когда Хунт, наконец, берет трубку и слышит, что в записных книжках взломщиков записана его фамилия, он настолько удивлен, что выдает себя: «О, Господи!» – вырывается у него. Дальнейшие поиски подтверждают, что Хунт раньше работал в ЦРУ и до недавнего времени, одновременно с работой у Колсона, в качестве юридического советника в белом доме. Просьба подтверждения этих фактов в белом доме дополняется: пресс-секретарь подчеркивает, что он лично убежден, что ни Хунт, ни Колсон не могут иметь со взломом в Уотергейте ничего общего. Никто, однако, у него ничего не спрашивал про Уотергейт. С этих странностей начинается одно из самых трудных и значительных расследований. Дальнейшая работа продвигается с трудом… На этом месте она не должна быть дальше описана. Для этого рекомендуется книга обоих репортеров (Вудвард/Бернштайн1974 г.), за которую они позже получили премию Пулицера: книга является, в принципе, журналистской историей возникновения этой истории. Тоже самое относится к фильму «Все люди президента» (»All the President’s Men«), режиссер Алан Пакула, США 1976 год. Режиссер этого художественного фильма передает очень интересно и абсолютно реально, прежде всего, трудную начальную фазу поисковой работы. Оба репортера могли выяснить в первые шесть недель работы, что деньги для предвыборной кампании Никсона вдруг очутились на банковском счете одного из пяти уотергейтских взломщиков и никто не хотел объяснять, как и почему они там оказались. Только постепенно, шаг за шагом смогли журналисты продвинуться дальше, так как даже «Глубокая глотка» – анонимный осведомитель, был готов в начале только подтверждать уже полученную информацию или давать только смутные намеки, например: «Ищите деньги!» Но это сложно и Никсон выигрывает время. Четыре с половиной месяца после взлома – выборы в ноябре с блестящим результатом: 61 % американцев хотят видеть его опять на посту президента – бывший министр юстиции в комитете по повторному избранию президента хорошо справился со своей работой.

Между двумя этими полярными случаями поисковых затрат, как правило, находится нормальный случай осуществления инвестигативного поиска, так как возникновение таких нежелательных репортажей выявляется в очень специфических предпосылках и стечении обстоятельств. Во-первых, они зависят от личности журналиста или коммуникативного средства (например контакты или расположение к потенциальным осведомителям). Во-вторых, в специфической ситуации передачи информации (например, анонимная пересылка документов, с возможностью встречного вопроса или без неё).

Как правило такие истории держатся на активной роли расследователя. Советы со стороны для расследователя обладают больше пассивной природой – таких указаний еще надо дождаться. Иметь острый глаз и чуткое ухо, натренироваться проверять информацию на достоверность и обращать внимание на противоречия, как это делали оба репортера «Вашингтон Пост» – это вопрос исключительной активности, который дает также повод для углубления знаний и тем самым может образовать первые отправные точки для дальнейшего расследования.